Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Библейские сюжеты
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
Сегодняшние зрители часто воспринимают работы на библейские темы поверхностно, как тексты на малознакомом языке.
с Библией по музейным залам ...
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Библейские пророки ( Часть 2 )


В Средние века в искусстве стран Западной Европы пророки изображались так же обобщенно, как и на Руси (приведем в пример статуи, украшающие готические соборы). Но в эпоху Возрождения «библейские гуманисты» стали вдохновлять художников на создание характерных, полнокровных образов.

Мастеров Ренессанса привлекали уже не символические фигуры прорицателей, предсказывавших явление мессии, а недюжинные личности, так выпукло представленные на страницах Библии. Этот интерес естественен. Ведь пророки обладали как раз теми чертами, которые столь высоко ценились в эпоху Возрождения: это были люди дерзновенные, творческие, стремящиеся к совершенству.

Благовещение. Фрагмент.
Клаас Слютер. Колодец Моисея. Пророки Даниил (слева) и Исаия. 1395-1406 гг.
Первое из подобных произведений – скульптурная композиция «Колодец Моисея» (или «Колодец пророков», 1395-1406 гг.) нидерландского мастера Клааса Слютера, работавшего во Франции.

«Колодец Моисея» – не что иное, как уцелевшее до наших дней основание распятия, которое было установлено в монастыре Шанмоль в бургундском городе Дижоне. Двухметровый шестигранный постамент распятия окружен фигурами шести пророков, которые, как
считают христианские богословы, предсказали смерть и воскресение Иисуса: это Моисей, царь Давид, Иеремия, Захария, Даниил и Исаия. Лица пророков выразительны каждое на свой лад. Могучий грозный Моисей, вдохновенный псалмопевец Давид, скорбный Иеремия, смиренный Захария, порывистый Даниил, погруженный в свои думы Исаия – люди разных возрастов и темпераментов, изображенные с максимальной достоверностью.

Скульптор тщательно фиксирует каждую морщинку, каждый завиток волос. Учтем, что первоначально статуи были ярко расписаны и обладали еще большей жизненностью, чем сейчас. (Поразительная деталь: на носу Иеремии красовались медные позолоченные очки, которые скульптор специально заказал у местного ювелира.) Стиль Слютера искусствоведы иногда называют «готическим натурализмом», видя в нем не столько веяния Нового времени, сколько проявления эстетики позднего Средневековья.

Но с этим мнением вряд ли можно полностью согласиться: как бы ни был Слютер дотошен в передаче подробностей, это не только реализм деталей, но и реализм образов. Пророки Слютера отличаются друг от друга не рисунком морщин и формой бороды, а прежде всего индивидуальностью. К сожалению, Дижон находится в стороне от основных туристических маршрутов, и «Колодец Моисея», который, к тому же, расположен на окраине города, известен публике гораздо меньше, чем он того заслуживает.

А на современников мастера это произведение производило столь глубокое впечатление, что в 1418 г. папский легат (посланник Папы Римского) обещал отпущение грехов каждому, кто из благочестивых побуждений придет посмотреть на «Колодец Моисея».

Феофан Грек. Серафим. Фрагмент фрески церкви Спаса Преображения в Новгороде. 1378 г.
Донателло. Пророк Иеремия. Фрагмент. 1423-26 гг.
Немного позднее прославленный флорентийский скульптор Донателло в свою очередь поразил современников, создав статуи пророков Иеремии и Аввакума (1427-1436 гг.) для колокольни собора Санта-Мария дель Фьоре.

По свидетельству биографа итальянских художников Джорджо Вазари, Донателло представил в виде Иеремии и Аввакума точные портреты двух известных и всеми уважаемых флорентийцев. Причем портреты совершенно неприкрашенные.

У Иеремии умное и волевое, но грубоватое лицо. Аввакум, при всей интеллигентности облика, очень некрасив, к тому же скульптор изобразил его совершенно лысым. Донателло настолько точно передал портретное сходство с прототипом, Джованни ди Кирикини, что, как рассказывает Вазари, скульптор, работая,
обращался к статуе, словно к человеку: «Говори же, говори, чтоб ты лопнул!» Флорентийцы считали статую лысого Аввакума лучшим произведением Донателло, что, впрочем, не помешало им непочтительно прозвать ее Цукконе (Тыква). Вазари, как известно, любил пофантазировать, и возможно, не все в этой истории соответствует истине.

Но и как легенда она очень красноречиво свидетельствует о том, насколько изменилось отношение к образам пророков в эпоху Ренессанса: статуи стали для художника поводом почтить достойных сограждан, как бы перенимающих доблесть библейских прорицателей. И этот дерзкий замысел был понят и высоко оценен его современниками.

Рафаэль Санти. Видение Иезекииля.1518 г.
Донателло. Пророк Аввакум. 1423-26 гг.
Однако как бы ни были хороши работы Слютера и Донателло, свое высшее развитие тема пророков получила у Микеланджело в его фресках на сводах Сикстинской капеллы (ок. 1511 г.). Художников и поэтов часто сравнивают с провидцами, но, возможно, никто из них не подошел так близко к пониманию пророческого дара, как Микеланджело, который был поистине одержим своим гением.

Вдохновение владело им безраздельно, словно какая-то неземная сила избрала его, дала ему сверхчеловеческую духовную мощь и ни с чем не сопоставимый талант, чтобы он донес до людей высшие истины бытия.

Микеланджеловские пророки – шедевр среди шедевров, и мы должны быть благодарны судьбе за то, что художник встретился с этой темой. Ведь могло случиться иначе: первоначально на боковых поясах сводов капеллы предполагалось разместить фигуры двенадцати апостолов, но позднее возник замысел изобразить ветхозаветных провидцев и сивилл - античных прорицательниц, которые, как считается в христианском мире, также предсказывали явление мессии.

Расположение фигур подчинено строгой логике. Два пророка, Захария и Иона, представлены на главной оси Сикстинской капеллы. Фигура Захарии, пророка Страстей Христовых, помещена над дверью капеллы, которую римский папа торжественно открывает в воскресенье. Это символизирует описанный в Евангелиях вход Иисуса в Иерусалим в начале Страстной недели. Фигура Ионы, предрекавшего вознесение Иисуса, расположена
над алтарем. С боков, по обе стороны от главных сцен центральной росписи, находятся изображения пяти пророков (Исаии и Даниила справа от алтаря, Иоиля, Иезекииля и Иеремии - слева) и пяти сивилл. Они расположены в порядке, подтверждающем совпадение пророческих предсказаний с евангельскими событиями. В обоих рядах фигуры пророков и сивилл чередуются, при этом напротив каждого пророка изображена сивилла.

Оригинальность замысла Микеланджело станет нам понятнее, когда мы сравним его пророков с произведениями предшественников. У Слютера пророки держат в руках свитки и книги, и каждой фигуре, согласно традиции, соответствует надпись с текстом пророчества, которую зритель может прочитать. У Донателло свитки не играют существенной композиционной и смысловой роли.

Микеланджело не отказывается от мотива свитка или книги, напротив, он делает его ведущим и создает двенадцать вариаций на тему «человек и книга». Его персонажи не просто держат свитки и книги как опознавательные знаки своей принадлежности к сонму божьих избранников. Пророки и сивиллы общаются со своими письменами: листают тяжелые фолианты, развертывают свитки, читают, размышляют над уже написанными строками, и главное – чутко прислушиваются к себе, ожидая мига, когда на них снизойдет божественное озарение, и они найдут новые, еще никем и никогда не сказанные слова.

Художник придал фигурам пророков и сивилл смысл неизмеримо более глубокий, чем тот, которого требовал заказ: это ренессансный гимн творчеству, учености, интеллекту, духовности. В пластике фигур отражаются малейшие оттенки состояний и чувств: рвение и сосредоточенность, страстность и спокойствие, порыв и самоуглубленность.

Искусствоведы многократно проанализировали каждый поворот прекрасных сильных тел, написанных в немыслимо сложных ракурсах, описали величественные позы пророков и сивилл, их одухотворенные лица, выразительные складки одежд. Удивительно, что самый впечатляющий образ – пророк Иеремия – решен совсем просто. Монолитная, вписанная в овал фигура, лишена какой-либо внешней эффектности, и, в отличие от всех прочих, в ней полностью отсутствует момент движения.

Усталый старик сидит, бессильно опустив одну руку, прикрывая лицо другой. Иеремию, как мы помним, по традиции изображали печальным, но Микеланджело сделал своего пророка воплощением скорби. Можно ничего не знать о том, что Иеремия оплакивает разрушенный Иерусалим или горюет о принятых Иисусом крестных страданиях. Но нельзя без сердечного трепета смотреть на этого окаменевшего в страдании старца.

«Многоочистый» лев. Фрагмент Сент-Cеверского Апокалипсиса. 11 в.
Микеланджело Буонарроти. Пророк Иеремия. Фрагмент росписи плафона Сикстинской капеллы. 1511 г.
Кажется, что после микеланджеловского Иеремии уже невозможно по-другому представить себе библейского страдальца, но картина Рембрандта «Иеремия оплакивает гибель Иерусалима» (1630 г.) убеждает нас в обратном.

Одинокий, охваченный горем старец сидит у подножья исполинских, окутанных дымом колонн Иерусалимского храма. Фигура пророка расположена по диагонали картины и как бы делит ее на две части, светлую и темную. Контраст света и тьмы – один из характерных приемов Рембрандта. Но здесь мы видим не то теплое рембрандтовское свечение, которое одухотворяет материю и вносит в картину ощущение свершающегося на наших глазах чуда. Это губительный, недобрый отблеск пожарища, еще более безнадежный, чем окутывающая нижнюю часть полотна тьма. Картина Рембрандта – одно из немногих
живописных полотен, посвященных книжным пророкам. Исключение - история Даниила, обогатившая европейскую живопись несколькими сюжетами. Даниила, наряду с Исаией, Иеремией и Иезекиилем, в христианском мире причисляют к великим пророкам. Библейскому Даниилу присущи как черты сказочного героя, подобного Илии, так и пророка-писателя, повествующего о посланных ему свыше откровениях.

Книгу Даниила легко разделить на две части. В первых главах описывается полная чудесных событий история Даниила - праведного иудея, который жил в Вавилоне в 6 в. до н.э., занимал важные посты при дворах нескольких языческих царей, но оставался верным единому Богу и обычаям своей родины. Благочестивому Даниилу открываются в видениях картины будущего его народа и всего человечества.

Пророчества Даниила составляют вторую часть книги, которая более всех других ветхозаветных сочинений повлияла на первоначальное христианство. В ней не только предвосхищается приход мессии, но впервые говорится о воскресении мертвых, Страшном суде и посмертном воздаянии. Не удивительно, что пророчества Даниила привлекали особое внимание христианских богословов, а поучительные истории из его книги веками вдохновляли художников.

Сам Даниил, как мы сейчас убедимся, далеко не всегда является главным героем (и вообще героем) этих историй, но все они, так или иначе, представляют его как мудреца, поборника справедливости и прозорливца. В сказании о трех еврейских отроках речь идет о товарищах Даниила, трех благородных иудейских юношах, которые, как и Даниил, служили при дворе Навуходоносора.

Когда юноши отказались поклоняться золотому истукану, потому что вера в единого Бога запрещает идолопоклонство, царь приказал бросить их в огненную печь. Но отроки остались невредимыми, а изумленный царь увидел, что в печи среди жаркого пламени ходят уже не три, а четыре мужа, ибо с небес явился ангел, чтобы защитить верных детей Господа.

Это сказание не раз становилось темой книжных миниатюр, народных лубочных картинок и назидательных религиозных спектаклей - мираклей. Замечательна икона новгородской школы, очень тщательно иллюстрирующая сказание: мы видим царя в короне, придворных, павших ниц при виде великого чуда, обнаженного истукана, которому велено было поклоняться, печь с языками пламени и, наконец, троих юношей и ангела, взявшихся за руки.

Микеланджело Буонарроти. Изгнание из Рая. Фрагмент. 1508-12 гг.
Икона «Три отрока в печи огненной». Конец 15 в.
Похожая история случилась и с самим Даниилом. За преданность своей вере пророк был брошен в ров со львами, но хищники его не тронули. «Бог мой послал ангела своего и заградил пасть львам», - возвестил Даниил из рва, и вавилонский царь Дарий еще более, чем раньше, возвысил неуязвимого иудея.

Этот мотив – праведника бросают на растерзание хищникам, но он остается невредимым – многократно встречается в житиях святых. Чудесное спасение Даниила в львином рву уже в раннехристианскую эпоху символизировало воскресение мертвых, а в Средние века стало символом воскресения Христа. Изображения Даниила среди львов встречаются в скульптурном убранстве европейских соборов, и выглядит эта сказочная сцена поистине умилительно.
Так на рельефе собора в Вормсе (кон. 12 в.) Даниил блаженно улыбается, а львы старательно лижут его ноги и руки. На картине Рубенса молящегося праведника окружает целая стая симпатичных миролюбивых львов. Надо отдать должное мастерству художника: его царственно-ленивые львы, с характерными движениями и позами, просто великолепны.

Альбрехт Дюрер. Битва архангела Михаила с драконом. 1498 г.
Питер Пауэл Рубенс. Даниил в львином рву. 1615 г.
Следующая история, связанная с именем Даниила, обогатила литературу и изобразительное искусство захватывающим сюжетом, а европейские языки – известным выражением «валтасаров пир» (празднество накануне гибели).

Последний вавилонский царь Валтасар устроил пиршество, на котором угощенье подавали в драгоценных чашах, захваченных в Иерусалимском храме.
Вдруг в разгар веселья таинственная рука начертала на стене непонятные слова. Их смог истолковать только Даниил, который предрек скорую гибель вавилонского царства. Весь драматизм той минуты, когда на стене появляется надпись, мастерски передал Рембрандт в картине «Валтасаров пир» (1635 г.). Картина наполнена беспокойным движением, пронизана ощущением близящейся катастрофы.

Накренились драгоценные сосуды из поруганного храма; словно защищаясь, беспомощно выставил вперед руку роскошно одетый, но уже бессильный и жалкий Валтасар. Взгляд зрителя невольно следует по кругу, вслед за движениями рук всех персонажей, включая Божественного вестника. Этот круговорот рук – словно гибельная воронка, которая затягивает стоящего в центре Валтасара.

Питер Брейгель Старший. Падение ангелов.1562 г.
Рембрандт. Пир Валтасара. 1635 г.
От начертанной на древнееврейском языке светящейся надписи исходит неведомая угроза, и гости в ужасе отшатываются от нее.

Интересно, что знаменитые слова на иврите «мене, мене, текел, упарсин» написаны не горизонтальными строками справа налево, а пятью столбцами (на последнее слово приходится два столбца). По поводу этой надписи Рембрандт советовался с еврейским ученым Самуилом бен Исраэлем. Ученый предполагал, что если бы слова были написаны
обычным образом, вавилонским мудрецам не стоило бы труда их прочитать. Но надпись была зашифрована, и тайну шифра Бог открыл одному лишь пророку Даниилу. Художнику, как мы видим, эта теория показалась убедительной. В четвертом знаменитом сказании из книги Даниила – истории о Сусанне и старцах, в отличие от трех предыдущих, не происходит ничего чудесного.

Защищает невиновных и карает неправедных не сам Бог, а его посланец пророк Даниил. Двое старцев подкараулили во время купания красавицу Сусанну, благочестивую жену вавилонского вельможи, и начали домогаться ее любви, а когда Сусанна отвергла их, старцы обвинили ее в прелюбодеянии.

Суд поверил им и вынес женщине смертный приговор. Мудрый Даниил спас Сусанну, доказав ее невиновность. Он начал допрашивать старцев каждого по отдельности, и вскоре стало очевидно, что их показания не совпадают. Лживых обвинителей приговорили к побиванию камнями, а Сусанну оправдали.

Сандро Боттичелли. Благовещение.1489-90 гг.
Якопо Тинторетто. Купание Сусанны. 1560-62 гг.
В 16-17 столетиях трогательная история Сусанны была очень популярна в европейской живописи. Чувственностью веет от полотен мастеров итальянского Возрождения, венецианцев Веронезе и Тинторетто.

Сусанна Тинторетто – предшественница бесчисленных прелестных «купальщиц» последующих столетий. Библейская история стала для художника лишь поводом для того, чтобы запечатлеть наготу цветущей золотоволосой красавицы. У художников эпохи
барокко, Рубенса и ван Дейка, на первый план выступает мотив противостояния женщины и ее преследователей. Сусанна Рембрандта – почти девочка, угловатая и вовсе не блистающая красотой, испуганная, растерянная. Старец с искаженным низменной страстью лицом протягивает к ней руку, срывает покрывало, но Сусанна, против ожидания, смотрит не на него, а на зрителя. Этот прямой взыскующий взгляд превращает каждого, кто смотрит на картину, в очевидца происходящего.

Смысл библейского сказания Рембрандт передает не с помощью прямого назидания, а более глубоко и тонко. Глаза юной женщины словно говорят: «Не проходи мимо несправедливости, защити слабого, не допусти поругания чистоты». Это те самые слова, с которыми обращались к людям библейские пророки и которые остаются для человечества важными во все века.

Список основных произведений:

Пророк Даниил. Ок.1225 г.
Скульптура северного портала собора в Шартре.
Даниил в львином рву. Кон. 12 в.
Рельеф собора в Вормсе.
Фигуры пророков. 1230-35 гг.
Кафедральный собор, Бамберг.
Фигуры пророков. Ок.1300 гг.
Кафедральный собор, Страсбург.
Джотто ди Бондоне. Иона во чреве кита. 1304-06 гг.
Фреска в капелле Скровеньи, Падуя.
Дуччио. Пророк Иеремия. 1308-11 гг.
Музей собора, Сиена.
Дуччио. Пророк Исаия. 1308-11 гг.
Национальная галерея, Вашингтон.
Симоне Мартини. Пророки Даниил и Иезекииль. 1319 г.
Полиптих Св. Катерины. Национальный музей Сан Маттео, Пиза.
Клаас Слютер. Колодец Моисея. 1395-1406 гг.
Монастырь Шанмоль, Дижон.
Донателло. Статуи пророков Иеремии и Аввакума. 1423-26 гг.
Музей дель Опера дель Дуомо, Флоренция.
Братья Ван Эйк. Пророк Захария. Пророк Михей. 1432 г.
Алтарь собора Св. Бавона, Гент.
Паоло Учелло. Часы с головами пророков. 1443 г.
Фреска в кафедральном соборе Санта-Мария дель Фьоре, Флоренция
Фра Беато Анджелико. Пророки. 1447 г.
Фреска в кафедральном соборе, Орвьетто.
Фра Беато Анджелико. Видение Иезекииля «Мистическое колесо с фигурами пророков». 1450 г.
Музей Сан-Марко, Ф лоренция.
Жан Шанже. Три пророка. 1490 г.
Лувр, Париж
Икона «Три отрока в печи огненной». Конец 15 в.
Историко-архитектурный музей, Новгород.
Пьетро Перуджино. Могущество пророков и сивилл. 1500 г.
Фреска в коллегии дель Камбио, Перуджа.
Микеланджело Буонарроти. Фигуры пророков и сивилл. Ок.1511 г.
Фрески Сикстинской капеллы, Ватикан.
Рафаэль Санти. Пророк Исаия. 1511-12 гг.
Фреска в церкви Сан Аугустино, Рим.
Рафаэль Санти. Видение Иезекииля. 1518 г.
Галерея Питти, Флоренция.
Лоренцетто. Иона. 1519-20 гг.
Статуя в церкви Санта Мария дель Пополо, Рим.
Питер Пауэл Рубенс. Даниил в львином рву. 1615 г.
Национальная галерея искусств, Вашингтон.
Рембрандт. Пророк Иеремия оплакивает разрушение Иерусалима. 1630 г. Рийксмузей, Амстердам
Рембрандт. Пир Валтасара. 1635 г.
Национальная галерея, Лондон.
Ф.Кольянтес. Видение Иезекииля. 1640-е гг.
Прадо, Мадрид.
Виллем Дрост. Видение Даниила. 1650 г.
Государственные музеи, Берлин.
Жан Лоренцо Бернини. Даниил и лев. 1650 г.
Статуя в церкви Санта-Мария дель Пополо, Рим.
Жан Лоренцо Бернини. Даниил и лев. 1655 г.
Музео Сакро, Ватикан.
Джованни Баттиста Тьеполо. Пророк Исаия.1726-29 гг.
Фреска в Папском дворце, Удине.
Пинтуриккио. Сусанна и старцы. 1493-95 гг.
Фреска в апартаментах Борджио, Ватикан.
Альбрехт Альтдорфер. Сусанна у бассейна и поругание старцев. 1526 г.
Старая пинакотека, Мюнхен.
Якопо Тинторетто. Купание Сусанны. 1560-62 гг.
Художественно-исторический музей, Вена.
Паоло Веронезе. Купание Сусанны. Втор. пол.16 в.
Лувр, Париж.
Питер Пауэл Рубенс. Сусанна и старцы. 1607-08 гг.
Галерея Боргезе, Рим.
Артемисия Джентилески. Сусанна и старцы. 1610 г.
Лувр, Париж; Дворец Визенштайн, Поммерсфельден.
Гверчино. Сусанна и старцы. 1617 г.
Прадо, Мадрид
Антонис ван Дейк. Сусанна и старцы. 1621-22 гг.
Старая пинакотека, Мюнхен.
Рембрандт. Сусанна и старцы. 1647 г.
Государственные музеи, Берлин.
Жан Батист Сантьер. Купание Сусанны. 1704 г. Лувр, Париж

Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» № 100 (январь 2006 г., Дортмунд).

Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Библейские сюжеты    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Создание сайтов w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех