Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Перекресток трёх стран
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
Еврейская история полна чудес. Собственно, само существование народа, две тысячи лет жившего в рассеянии и подвергавшегося постоянным гонениям, - уже чудо...
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Теодор Герцль и Альфред Дрейфус


Альфред Дрейфус
Альфред Дрейфус
Dreilandereck – область в верховьях Рейна, где сходятся границы трех стран: Германии, Франции и Швейцарии, можно по праву назвать отправной точкой того мощного движения, результатом которого стало основание государства Израиль.

Все началось с того, что во французском городе Милюзе (Mulhouse), из которого рукой падать до Базеля и Фрайбурга, в 1859 г. в семье зажиточного еврейского фабриканта родился мальчик.

Он носил имя Альфред и типичную для евреев Эльзаса фамилию Дрейфус (Dreyfus). Франция была первой европейской страной, предоставившей евреям равные права, и Альфред Дрейфус, ассимилированный еврей,
сделал прекрасную военную карьеру: одаренный, трудолюбивый, полный здорового честолюбия, он быстро дослужился до звания капитана артиллерии.

Дрейфус состоял при генеральном штабе во французской столице, когда в его судьбе произошел трагический поворот. В сентябре 1894 года было обнаружено некое письмо немецкому военному атташе, извещавшее адресата, что ему отправлены секретные документы о вооружении французской армии.

Заседание трибунала по делу Дрейфуса
Заседание трибунала по делу Дрейфуса
Почерк автора письма был, якобы, похож на почерк Дрейфуса.

Вскоре Дрейфус, единственный еврей в генеральном штабе французской армии, был арестован по грубо сфабрикованному обвинению в государственной измене и шпионаже в пользу Германии, в то время как подлинный шпион благополучно избежал подозрений.

Так возникло знаменитое «дело Дрейфуса», за ходом которого напряженно следила вся Европа.

Францию захлестнула волна антисемитизма, газеты были полны антисемитскими карикатурами: «Предатель-еврей Дрейфус», «Богатые евреи хотят замять дело Дрейфуса» гласили заголовки.
Исход процесса был предрешен: военный суд признал Дрейфуса виновным и приговорил его к разжалованию и пожизненной ссылке во французскую Гвиану, на Чертов остров (скалу длиной в две мили и шириной в полмили, единственными обитателями которой были заключенный и охранявшие его солдаты).

Гражданская казнь Дрейфуса
Гражданская казнь Дрейфуса
5 января 1895 года в Париже, на Марсовом поле, состоялось разжалование и так называемая «гражданская казнь» Дрейфуса: над его головой была сломана шпага, с груди были сорваны военные ордена. Взбешенная толпа призывала убить Дрейфуса, но не Дрейфуса-«изменника», а Дрейфуса-еврея.

Из тысяч глоток неслись крики «Смерть евреям!». Осужденный в продолжение всей этой чудовищной сцены громко заявлял о своей невиновности и посылал последнее прости "дорогой Франции". Ни тогда, ни позднее (а к дальнейшей судьбе Дрейфуса мы еще вернемся) он так и не понял, что его преступление было лишь в том, что он – еврей.

Теодор Герцль
Зато многое понял один из многочисленных представителей прессы, собравшихся в тот день на Марсовом поле - парижский корреспондент крупной венской газеты «Neue Freie Presse».

Этот корреспондент был во многом похож на осужденного: почти ровесник Дрейфуса, он тоже был ассимилированным евреем, уроженцем Австро-Венгрии, сделавшим успешную карьеру, только не военную, а журналистскую. Его звали Теодор Герцль.

В юности Теодор Герцль, полагал, что лучшее средство для исчезновения антисемитизма - ассимиляция евреев и их интеграция в христианское общество. Но столкновения с действительностью подрывали его веру в спасительную силу ассимиляции.
Так в 1884 году Герцль получил степень доктора юридических наук и некоторое время проработал в судах Вены и Зальцбурга, но, будучи евреем, он не мог занять пост судьи. По этой причине Герцль расстался с юриспруденцией, занялся журналистикой и стал парижским корреспондентом венской газеты.

Мемориальная доска на здании казино в память о 1-м Сионистском конгрессе
Мемориальная доска на здании казино в память о 1-м Сионистском конгрессе
По мере того, как в политических кругах Парижа журналист Герцль все чаще слышал антисемитские речи и высказывания, его взгляды на решение еврейского вопроса путем ассимиляции постепенно менялись.

Решающим событием, потрясшим Герцля до глубины души и коренным образом изменившим его жизнь, стала гражданская казнь Альфреда Дрейфуса, свидетелем которой он стал.

Он перестал считать, что антисемитизм - явление преходящее: «Я уверен, что нас не оставят в покое», и видел лишь один выход их тупика – создание еврейского государства.

14 февраля 1896 года, через год после того памятного утра на Марсовом поле, в свет вышла книга Герцля «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса», в которой он изложил свою программу.

В том же году были опубликованы переводы книги с немецкого на иврит, английский, французский, русский и румынский языки.
А уже через полтора года после выхода книги, с 9 по 31 августа 1897 года, в Базеле состоялся 1-й Сионистский конгресс. Первоначально планировалось провести конгресс в Германии, в Мюнхене, однако это оказалось невозможным из-за противодействия ортодоксальной общины города: немецкие евреи, опасаясь, что открытая поддержка сионистского движения осложнит их жизнь, всячески препятствовали начинаниям Герцля.

Тогда он избрал для проведения конгресса расположенный на границе с Германией швейцарский Базель. Так центром сионистского движения стал город, находящийся всего в нескольких десятках километров от Милюза - родины несчастного Дрейфуса. «Географический круг» замкнулся.

Местом проведения конгресса стало старое Казино (построено в 1824 г.), ныне концертный зал, находящееся рядом с Историческим музеем на Barfusserplatz. В память об этом событии на здании установлена мемориальная доска. Жили участники конгресса в отеле «Drei Konige am Rhein» (или на французский лад «Trois Rois»). Сегодня этот отель на берегу Рейна, близ старого моста Mittlere Brucke, - один из лучших в городе.

Отель «Drei  Konige am Rhein» в Базеле
Отель «Drei Konige am Rhein» в Базеле
На конгрессе присутствовали 204 делегата из 17 стран, председательствовал Теодор Герцль. «В Базеле я создал еврейское государство, - писал он в дневнике.

– Если бы я сказал это сегодня, меня бы осмеяли. Возможно, через пять лет, и, безусловно, через пятьдесят лет, каждый увидит это сам».

В своем вступительном слове Герцль сформулировал основные принципы политического сионизма и кратко определил
главную задачу конгресса — «заложить краеугольный камень дома, который станет убежищем для еврейского народа». Первая официальная программа сионистской организации, принятая на конгрессе, так и называлась «Базельская программа».

С 1898 по 1946 гг. Базель еще девять раз, чаще, чем какой-либо другой город, становился местом проведения сионистских конгрессов. Теперь вас не удивит, что «рехов Базель» - Базельская улица – есть почти в каждом израильском городе! Напряженная работа подорвала здоровье Теодора Герцля.

Он умер 3 июня 1904 г. от болезни сердца. Герцль завещал перенести его прах в Эрец-Исраэль, после того, как еврейское государство появится на карте мира. В 1948 г. было создано государство Израиль, и желание основателя сионизма исполнилось: 23-й сионистский конгресс торжественно открылся в августе 1951 года у могилы Теодора Герцля на Горе Герцля в Иерусалиме.

Со времени 1-го Базельского конгресса в 1897 г. до создания Израиля прошло, как и предсказывал Герцль, около 50 лет. День смерти Герцля, по еврейскому календарю каф таммуз (20-й день месяца таммуз), отмечают в Израиле как национальный день его памяти.

Теодор  Герцль на берегу Рейна в Базеле.
Теодор Герцль на балконе отеля "Drei Konige am Rhein". Открытка конца 19-го века.
В то время как в Европе набирало силу сионистское движение, в деле Дрейфуса произошел новый поворот.

Матье Дрейфус, брат осужденного, убежденный в невиновности Альфреда, приступил к агитации за пересмотр процесса 1894 года, но все его попытки терпели неудачи: общество, казалось, совершенно перестало интересоваться этим процессом, даже антисемиты о нем больше не говорили.

Однако 15 ноября 1897 года Матье Дрейфус представил военному министру заявление, в котором утверждалось, что шпионом, т.е. истинным автором письма, из-за которого был осужден его брат, был никто иной, как майор Генштаба Эстергази.

Матье Дрейфус просил предпринять по этому делу дополнительное  следствие. С этого момента вокруг "дела Дрейфуса" снова закипели страсти: антисемиты начали распространять
слухи о еврейском синдикате, который намерен скомпрометировать Генеральный штаб, о майоре Эстергази говорили не иначе как о жертве еврейского заговора. Под девизом "Да здравствует армия, долой жидов!" по всей стране бесчинствовали погромщики.
Карикатура из французской газеты 1898 г.  Сверху: «Давайте не говорить о деле Дрейфуса!» Снизу: «Они о нём поговорили…»
Карикатура из французской газеты 1898 г. Сверху: «Давайте не говорить о деле Дрейфуса!» Снизу: «Они о нём поговорили…»
Суд, состоявшийся 11 января 1898 г., единогласно вынес майору Эстергази оправдательный приговор. Большинство французов с чувством удовлетворения встретили это неправедное решение, сторонники Эстергази в порыве восторга на руках вынесли его из зала суда.

Но и у Дрейфуса нашлись бесстрашные защитники: 13 января 1898 года. в газете "L'Aurore" появилось открытое письмо писателя Эмиля Золя "Я обвиняю", адресованное президенту Французской республики Феликсу Фору.

Писатель обвинял Генеральный штаб, военных министров, генералов, офицеров, и наконец, оба состоявшихся военных суда в том, что они сознательно губили ненавистного им невиновного Дрейфуса, чтобы выгородить преступника Эстергази.
Свое смелое выступление Золя закончил словами: "Я жду" (суда над собой за клевету). Действительно, противники Дрейфуса выдвинули против писателя обвинение в оскорблении всей армии и военного суда.

Несмотря на поддержку как внутри Франции (писатели А. Франс, Р. Роллан, Э. Гонкур; будущий премьер-министр Ж. Клемансо), так и за ее пределами (в России, например, в защиту Золя выступил А. Чехов), Золя был предан суду. 23 февраля 1898 г. суд присяжных признал Эмиля Золя виновным «в клевете на военный трибунал», приговорил его к году тюрьмы и 3000 франкам штрафа.

Писатель вынужден был срочно уехать в Англию. Между тем во Франции начались новые, еще более сильные, антисемитские выступления: в Нанте толпа заставила почтмейстера по фамилии Дрейфус отказаться от своей службы; во многих городах еврейские лавки подвергались ограблению и уничтожались, а во французской колонии Алжире пролилась еврейская кровь.

Прогрессивно мыслящие люди всего мира были потрясены тем, что подобное могло иметь место в просвещенной Франции, и что ненависть к евреям определила поведение значительной части французского общества.

У входа в зал суда по делу Эмиля Золя
У входа в зал суда по делу Эмиля Золя
В то же время такой взрыв антисемитизма, сопровождаемый сценами, которых Франция не знала с конца XVIII века, открыл глаза наиболее дальновидным политикам республики, и защитников Дрейфуса, которых стали называть дрейфусарами, с каждым днем становилось все больше.

Различие во взглядах на дело Дрейфуса разводило вчерашних друзей и единомышленников, вносило раздор в семьи.

Особенно важен был переход на сторону дрейфусаров лидера социалистической партии Жана Жореса, с необыкновенной энергией взявшегося за агитацию против "военной и клерикальной диктатуры", связавшего судьбу Дрейфуса с судьбой самой Французской республики.
Дрейфусары, вслед за Жоресом, устраивали в стране многочисленные митинги, но "улица" по-прежнему принадлежала противникам Дрейфуса, которые называли сомневавшихся в его виновности изменниками, продавшимися евреям. После смены кабинета министров дело Дрейфуса было снова принято к рассмотрению, и 7 августа 1899 г. в Ренне начался новый процесс.

В переполненный зал суда вошел Дрейфус... Почти пять лет, проведенных на Чертовом острове в одиночестве (надсмотрщикам было запрещено с ним разговаривать) и тяжелых лишениях, а также тропическая лихорадка сделали свое дело. Сорокалетний, он выглядел стариком, был совершенно сед и едва понимал, что происходит.

Отрезанный от всего мира, он один ничего не знал о “деле Дрейфуса” с момента своей высылки. Большинством голосов (5:2) судьи вынесли Дрейфусу очередной обвинительный приговор, сократив, однако, с учетом обнаруженных «смягчающих вину обстоятельств» срок его заключения до 10 лет.

Сломленный бедами Дрейфус, по договоренности с судом, отказался от апелляции (за что многие сторонники его осуждали), после чего президент республики Э. Лубе, по представлению правительства, помиловал его. Оказавшись на свободе, Дрейфус взялся за перо и написал две книги о пережитом: «Письма невиновного» (1899) и мемуары «Пять лет моей жизни» (1901).

Последняя фотография Альфреда Дрейфуса. 1935 г.
Последняя фотография Альфреда Дрейфуса. 1935 г.
Однако напрасно мы будем искать в сочинениях Дрейфуса осмысления первопричин случившихся с ним бед. По меткому выражению Клемансо, Дрейфус был единственным человеком, который так и не разобрался в «деле Дрейфуса».

В 1903 г. Дрейфус потребовал нового расследования, которое закончилось в июле 1906 г. его полным оправданием. Апелляционный суд провозгласил, что свидетельства против Дрейфуса были совершенно необоснованными и что для его реабилитации нет необходимости в дальнейшем судебном разбирательстве.

Альфред Дрейфус был объявлен невиновным и восстановлен в правах. Он ненадолго вернулся в армию, получил звание майора, вскоре подал в отставку.

Однако скандальное «дело» не забылось: в 1908 году, на церемонии перенесения праха Эмиля Золя в Пантеон, Дрейфус был ранен выстрелами журналиста-антидрейфусара.
В годы 1-й мировой войны Дрейфус снова доблестно служил во французской армии и окончил войну в звании подполковника. Несмотря на выпавшие на его долю испытания, Альфред Дрейфус прожил довольно долгую жизнь: он умер в 1935 году, более чем на 30 лет пережив своего ровесника Теодора Герцля.

Памятник Альфреду Дрейфусу в Париже
Памятник Альфреду Дрейфусу в Париже

Сегодняшняя Франция чтит своего верного сына Альфреда Дрейфуса. В Париже, в небольшом сквере на бульваре Распай, ему установлен памятник: офицер в форме французской армии конца 19-го в. отдает салют обломком сабли (напомним, что саблю Дрейфуса была сломана во время его символической «гражданской казни»).

Существует мнение, что прах Дрейфуса следует перенести в Пантеон, где покоятся выдающиеся сыны Франции: ведь Дрейфус был великим патриотом своей страны, не утратившим веру в нее даже в крайних обстоятельствах. В еврейском мире существует свой взгляд на личность Альфреда Дрейфуса.

Нет сомнений в том, что дело Дрейфуса стало одним из важнейших факторов, которые привели к возникновению сионистского движения: оно наглядно показало, что ассимиляция не является защитой от антисемитизма. И тем не менее, когда приходится слышать, что именно несчастный Дрейфус был истинным отцом сионизма, с этим

трудно согласиться: Дрейфус был всего лишь жертвой истории, в то время как ее героем, одним из тех, кто определяет ее ход, был основатель сионизма Теодор Герцль. Но, так или иначе, уроженец Милюза, французский офицер Альфред Дрейфус, и Теодор Герцль, избравший Базель местом проведения сионистских конгрессов, были связаны с тем уголком Европы, который носит название Dreilandereck.
Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в газете «Judisches Emmendingen“,
№№ 49-52 (ноябрь 2007/февраль 2008 гг.), Эммендинген, Германия

Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Еврейские чудеса    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Продвижение сайтов w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех