Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Перекресток трёх стран
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
Еврейская история полна чудес. Собственно, само существование народа, две тысячи лет жившего в рассеянии и подвергавшегося постоянным гонениям, - уже чудо...
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Современный иврит: новый древний язык


Иврит – один из древнейших языков мира. Он отделился от родственных семитских диалектов более трех тысячелетий назад, но современному ивриту, на котором говорят сегодня в Израиле, всего сто с небольшим лет.

Жгучий вопрос

Элиэзер Бен-Иегуда
Элиэзер Бен-Иегуда
Весной 1879 года в выходящем на иврите венском журнале «Ха-шахар» появилась статья под названием «Жгучий вопрос». В ней некий никому не известный Элиэзер Бен-Иегуда решительно обрушивался на сторонников ассимиляции евреев и призывал создавать еврейские поселения в Палестине.

Мало того, он предлагал евреям заговорить на их древнем языке – иврите: «земля Израиля станет средоточием всей нации. И даже те, что живут в других местах, будут знать: их нация – на родной земле, есть у нее и язык, и литература».

Под псевдонимом Бен-Иегуда писал двадцатилетний студент-медик Элиэзер Перельман. Он родился в 1859 году в Виленской губернии, в местечке Лужки под Полоцком, учился в полоцкой иешиве, затем в русской гимназии Двинска (ныне Даугавпилс), а в 1878 году отправился в Париж изучать медицину. Однако сама по себе медицина мало
интересовала юношу: Элиэзер лишь хотел получить профессию, которая позволила бы безбедно прожить в Палестине, куда он твердо намеривался переселиться. Статья Бен-Иегуды была написана талантливо и страстно, однако в то время вопрос о возрождении иврита как современного разговорного языка представлялся «жгучим» разве что самому автору. И это было вполне объяснимо. 1879 год...

В странах Центральной Европы евреи признаны равноправными гражданами; в России, при либеральном царе Александре II, они живут в относительной безопасности, и получение гражданских прав видится делом недалекого будущего. Естественно, что лишь немногие прислушиваются к разрозненным голосам чудаков, которые мечтают о создании еврейского государства, тем более - ратуют за возрождение разговорного иврита.

Кроме того, о каком «возрождении» иврита шла речь? Благодаря усилиям просветителей–«маскилим» литература на иврите во второй половине 19 века переживала подлинный расцвет: в разных странах выходили газеты и журналы, писались публицистические очерки, появились даже переводы с европейских языков. Читатели восхищались историческими романами Авраама Мапу, написанными высоким библейским слогом, и стихами Иегуды-Лейба Гордона.

Сама статья Бен-Иегуды казалась лучшим доказательством того, что иврит вполне жизнеспособен: автор свободно и выразительно пишет на иврите о современных проблемах. Так нуждался ли язык Торы в возрождении?

Святой язык

Иврит перестал быть разговорным языком в конце II века нашей эры – его вытеснили греческий и близкий к ивриту арамейский. Однако для евреев диаспоры он остался святым языком – «лешон ха-кодеш». По преданию, в начале Творения на иврите было произнесено Слово Господне. Это язык Божественного Откровения - Торы, данной еврейскому народу на горе Синай. Не будь иврит языком Торы, он, скорее всего, пополнил бы длинный список мертвых языков. Но святой язык был для евреев единственным и незаменимым проводником Божественного смысла: Тора непереводима на другие наречия.

Иврит часто сравнивают со средневековой латынью. Как и латынь, он многие века был языком молитв, религиозных диспутов, научных трактатов, поэзии. Однако если знание латыни оставалось в европейских странах уделом людей образованных, то в еврейской среде знание иврита было обязательным для всех мужчин, ибо без него происходило недопустимое - еврей оказывался отлученным от Торы. Авторитетный свод религиозных правил «Шулхан Арух» предписывает: «С трех лет знакомят мальчика с буквами Торы, чтобы он научился ее читать».

Обучение грамоте, а значит ивриту, было обязанностью не только родителей, но и всей общины: «Каждый человек обязан обучать своего сына Торе... Если отец не нанимает учителя для своего сына, то его принуждают к этому. Начальные школы должны быть в каждом городе; если же где-нибудь их нет, то жителей этого города предают херему (отлучению), пока не пригласят учителя», - читаем мы в том же своде законов «Шулхан Арух».

Хотя многие евреи могли не только читать, но и свободно говорить на иврите, святой язык подобало использовать лишь для возвышенных бесед. Для повседневных разговоров на обыденные темы служили мирские языки –«лешонот ха-кол» (идиш, ладино и другие). В быту на иврите говорили лишь при встречах с соплеменниками из других стран, или когда требовалось утаить от иноверцев смысл сказанного. Так возникла уникальная ситуация: иврит веками существовал как литературный язык, более того, в странах рассеяния он даже пополнялся новыми словами из местных языков, и все-таки этот богатый, гибкий, выразительный язык не был живым.

Но он не был и мертвым языком: точнее всего его, пожалуй, можно было назвать «спящим». Миллионы евреев во всем мире прекрасно владели ивритом, но он оставался для них языком, выученным в сознательном возрасте, а не родным, который человек начинает постигать с первых дней жизни. Кроме того, в книжном иврите, существовавшем вне стихии разговорного языка, не было стимула для быстрого реагирования на окружающие реалии, а значит не было тех постоянных органичных изменений, того непрерывного спонтанного развития, в котором и проявляется жизнь языка.

За время своего многовекового сна иврит, казалось, безнадежно отстал от современности – в нем попросту не хватало слов для обозначения тысяч предметов. Возродить этот язык как разговорный? Любой трезво мыслящий филолог с уверенностью сказал бы, что подобное невозможно, однако Бен-Иегуда так вовсе не считал.

«Ибо младенец родился нам...»


Бен-Иегуда оставляет учебу в Париже и сам становится учителем – в 1881 году «Альянс исраэлит универсель» (Всемирный израильский союз) предлагает ему место преподавателя в одной из своих школ в Иерусалиме. Бен-Иегуда отбывает в Палестину вместе с молодой женой Деборой. И работодателю, и жене он ставит одно и то же условие: преподавание в школе будет вестись на иврите, в семье разговорным языком должен стать иврит.

В Палестине Бен-Иегуда делает важнейшее открытие: две замкнутые общины, ашкенази и сефардов, уже используют иврит в разговорной речи - на базаре и при официальных контактах. Человек общительный и обаятельный, Бен-Иегуда беседует на иврите буквально с каждым встречным, он пропагандирует свои идеи с поистине проповедническим пылом и быстро обзаводится единомышленниками.

Однако когда неугомонный энтузиаст решает, что иврит станет родным языком для его новорожденного сына, даже ближайшие друзья единодушно выносят приговор: эксперимент опасен, ребенок может вырасти неполноценным! Матери, кроткой Деборе, которая еще недостаточно владеет ивритом, отец запрещает разговаривать с сыном. Вместо нее за малышом ухаживает няня, хорошо знающая иврит. Но самое трудное начинается, когда мальчик с детской любознательностью тянет ручки к окружающим предметам и спрашивает: а что это?

В поисках ответа на невинные детские вопросы бывший полоцкий иешиботник порой надолго погружается в Мишну или Талмуд: он должен ежедневно создавать новые слова. В своей знаменитой статье, говоря о грядущем возрождении еврейской нации, Бен-Иегуда цитировал пророка Исаию: «Ибо младенец родился нам; сын дан нам; власть на плечах его...».

Теперь он по-отцовски пестует пробуждающийся к жизни современный иврит и первого за 17 столетий ребенка, для которого этот язык станет родным. Мало изобрести новые слова: нужно немедля пустить их в оборот. И Бен-Иегуда, ответив на вопросы любознательно мальчика (который, вопреки обоснованным опасениям, развивается вполне нормально), тут же начинает употреблять новые слова на школьных уроках, просит друзей использовать их при каждой возможности, дает задание жене почаще произносить их, делая покупки. Одержимый? Безумец? Жизнь дала ответ на этот вопрос...

Один народ - один язык. Учи иврит ради себя и своих детей!
Один народ - один язык. Учи иврит ради себя и своих детей! Израильский плакат 1910-х годов
«Еврей, говори на иврите!»
Пока Бен-Иегуда ломал голову над созданием новых слов, в истории восточноевропейского еврейства произошел очередной трагический поворот. 1 марта 1881 года народовольцами был убит Александр II.

Правые газеты объявили убийство царя «делом еврейских рук», и по стране покатилась волна погромов. При новом царе, Александре III, ярый антисемитизм стал частью государственной политики. Началась массовая эмиграция евреев из Российской империи.

Основной поток беженцев направлялся в Америку, но сравнительно небольшая часть эмигрантов ехала в Палестину. Это были идеалисты-интеллигенты, убежденные в том, что евреи должны жить в Эрец-Исраэль. Именно репатрианты 1880х - 1900х годов с энтузиазмом откликнулись на призыв Бен-Иегуды «еврей, говори на иврите!», в то время как
ортодоксальные палестинские ашкенази и сефарды неодобрительно взирали на деятельность реформатора. Дети российских поселенцев стали учениками первых школ, где преподавание велось на иврите. К 1890 году иврит стал основным языком преподавания в школах Галилеи, в 1896 году в Реховоте открылся детский сад, в котором ивриту учили малышей, а в 1906 году в Тель-Авиве была основана первая ивритская гимназия.

Появились семьи, пока еще немногочисленные, в которых, по примеру семейства Бен-Иегуды, говорили только на «новом древнем языке», причем нередко дети-школьники помогали родителям осваивать его. Чем шире распространялся иврит, тем явственнее вырисовывалась немыслимая сложность задачи, стоявшей перед Бен-Иегудой и его помощниками.

В школах работали самоучки, которые недостаточно хорошо знали язык; катастрофически не хватало универсальной терминологии, учебников, между тем на иврите надо было преподавать математику, физику, химию, биологию... Однако Бен-Иегуда, которого тоже можно назвать дерзким самоучкой, - ведь он не получил специального филологического образования, был гениальным лингвистом.

Его не имевший аналогов эксперимент был с самого начала обоснован теоретически, тщательно продуман в деталях и дал блестящие результаты: за несколько десятилетий язык прошел путь развития, на который обычно уходят века.

Сколько стоит железнодорожный билет?

Основную проблему, стоявшую перед реформаторами иврита, в свое время очень наглядно сформулировал Теодор Герцль: «Знает ли кто-нибудь из нас иврит настолько, чтобы приобрести железнодорожный билет?». Для построения нужной фразы на иврите не хватало слов «железнодорожный» и «билет». Процесс возникновения новых слов, естественный для любого живого языка, следовало «запустить» искусственно.

Задача реформаторов заключалась, однако, не только в том, чтобы просто создавать новые слова, подбирая близкие по смыслу понятия, как это уже стихийно делали в 19 веке пишущие на иврите авторы. Необходимо было найти такие принципы словообразования, которые не противоречили бы уже существующей логике языка. Эту лингвистическую операцию можно уподобить трансплантации: в случае неудачи искусственно созданные слова не приживутся и будут отторгнуты языком, так же как инородные клетки отторгаются живым организмом.

Прежде всего Бен-Иегуде и его единомышленникам нужно было сделать выбор между двумя вариантами иврита – ашкеназским и сефардским, которые существенно отличаются произношением. Хотя для самих реформаторов был привычен иврит ашкенази, они сделали выбор в пользу сефардского варианта как более близкого языку библейских времен. Следующий и самый ответственный шаг - определить, по какому принципу будут создаваться новые слова.

Первоначально Бен-Иегуда предполагал просто сконструировать новые корни из еще незадействованных сочетаний звуков, а также пополнить словарный запас иврита за счет арабского языка. Однако оба предложения были отвергнуты, и Бен-Иегуда нашел единственное методически верное решение: источником словотворчества должен стать сам древний язык. Пополнение иврита новым словами идет теперь несколькими путями.

Во-первых, уже существующим словам придается новое значение. Например, слово «анива» (особого вида бант) означает отныне и «галстук», а древнее слово «зохалим» (ползающие) получает значение «пресмыкающиеся». Во-вторых, от существующих слов, по законам ивритской грамматики, образуются новые. Так, например, от «мила» (слово) образуется «милон» (словарь), от «эт» (время) - «итон» (газета). Широко использовали и характерную особенность иврита – выражение понятий с помощью тесного сочетания двух слов.

Таким образом из «мигдаль» (башня) и «ор» (свет) возникло слово «мигдальор» (маяк), из «хая» (зверь) и «ган» (сад) образовано словосочетание «ган-хайот» (зоопарк). В средневековом иврите впервые появились слова, сконструированные из начальных букв сразу нескольких слов (например, имя великого ученого 11 века Раши расшифровывается как РАби Шломо Ицхаки). Этот принцип тоже помог создавать новые слова. Современное слово «тапуз» (апельсин) расшифровывается как «ТАПУах Захав» (золотое яблоко). Часть слов (в том числе и «картис» - билет) была заимствована из арамейского.

«Стоит захотеть, и это перестанет быть фантазией»

В 1890 году создается Комитет языка иврит. Правда, вопреки солидному названию, комитет под председательством Бен-Иегуды состоял всего из 4-х человек и просуществовал лишь полгода. Однако в 1904 году он возобновил свою работу и стал предтечей современной Академии языка иврит. Чтобы систематизировать деятельность реформаторов, Бен-Иегуда начинает составлять фундаментальный словарь, который должен включить все слова, встречающиеся в текстах на иврите с библейских времен.

Первый том «Полного словаря древнего и современного иврита» увидел свет в 1910 году, а последний, восемнадцатый, вышел через 37 лет после смерти Бен-Иегуды, в 1959-м. Не удивительно, что на этот титанический труд потребовалось столько времени: объем словаря – 8000 страниц! Еще одним детищем Бен-Иегуды стала ежедневная газета «Ха-цви», первое по-настоящему современное периодическое издание на иврите. Разумеется, деятельность гебраистов – сторонников возрождения иврита – вызывала не только сочувствие.

Кощунственное сокрушение устоявшегося порядка усматривали в ней ультраортодоксы Иерусалима. Не находила она понимания и у идишистов: они не видели смысла в возрождении «мертвого» древнееврейского языка и противопоставляли ему идиш – живой народный язык, которым пользовались в быту миллионы европейских евреев. И все же гебраисты одержали триумфальную победу.

«Стоит захотеть, и это перестанет быть фантазией», - эти слова Теодора Герцля, сказанные о грядущем возрождении еврейского государства, можно в полной мере отнести и к возрождению еврейского языка. В 1922 году, с утверждением британского мандата на Палестину, иврит, вместе с английским и арабским, был провозглашен одним из трех официальных языков страны. Элиэзер Бен-Иегуда дожил до этого дня, но столь знаменательный 1922 год стал последним годом жизни великого ученого и провидца.

В Израиле не принято ставить бронзовые памятники. Именем Бен-Иегуды назван оживленный проспект в центре Тель-Авива. Здесь всегда много юных израильтян. Они непринужденно болтают на сочном молодежном жаргоне, в котором что ни день возникают занятные новые словечки. И нет лучшего памятника отцу современного иврита, чем этот живой, острый, изменчивый язык.

Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в «Еврейской газете» (Берлин), март 2003 г.

Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Еврейские чудеса    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Продвижение сайта w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех