Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Закономерности истории
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
И пусть в эти параметры, в леса и степи, в топи и равнины, в силовое поле между Европой и Азией, в русскую трагическую огромность тысячу лет назад вросли бы ...
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Стал ли мир иным?


Размышления после 11-го сентября

"Мир стал иным" - эта фраза много раз повторялась после гибели в Торговом центре Нью-Йорка 11 сентября 2001 года тысяч людей, "повинных" только в том, что они американцы. Но, как это ни странно, можно утверждать и обратное: события 11 сентября показали, что мир в чем-то очень важном остался прежним - в нем все еще действуют некоторые исторические закономерности, проявившие себя уже на заре истории. Одна из них - неравномерность исторического развития.

Всегда существовали общества лидирующие, стоящие на более высокой ступени цивилизации, и общества отстающие. Взаимоотношения между лидирующими государствами и их соседями редко бывали мирными. "Более цивилизованные" стремились подчинить себе "менее цивилизованных", использовать их дешевый труд, а соседи сопротивлялись, одновременно приобщаясь к благам более высокой цивилизации. Видоизменясь, эти тенденции прошли через тысячелетия, их отголоски заметны и в современном мире.

Вспомним, чему учили нас когда-то школьные учебники. Пять тысяч лет тому назад в нашем Европейско-Средиземноморском регионе лидировал Египет, совершивший подлинный "цивилизационный прорыв" (История древних государств Азии и Америки сложилась по-иному и ниже обсуждаться не будет.) Соседи Египта - африканские и азиатские племена - подвергались грабительским набегам. Фараоны "охотились на людей": вначале всех пленных обращали в рабов, но в более поздние времена некоторые из них становились воинами египетской армии. На смену Древнему Египту в качестве нового лидера пришла Древняя Греция, возвысившаяся над племенным миром Европы.

Своих соседей греки назвали варварами и считали существами низшего порядка, по самой своей природе склонными к подчинению и поэтому охотно признающими царскую власть, в отличие от самих греков, гордившихся тем, что они, свободные граждане, участвуют в управлении своими городами-государствами (полисами). Полисную демократию принято считать необходимой предпосылкой тех грандиозных достижений греческой философии, науки и искусства, которые лежат в основе современной Западной культуры.

Но эти достижения были бы невозможны, если бы греки не позаимствовали и творчески не переработали многое из того, что было ранее создано в Египте и других древнейших государствах Ближнего Востока. Далее мы увидим, что такая смена лидирующих государств с частичным наследованием достижений духовной и материальной культуры предыдущего периода характерна для истории Европы.

Мы можем уподобить ее эстафете: пробежав свой отрезок исторического пути, старый лидер передает "эстафетную палочку прогресса" новому лидеру и сходит с дистанции. Характерный пример сосуществования центра цивилизации с варварским окружением (историки пользуются термином "варварская периферия") являл собой Древний Рим - демократическая республика, позднее превратившаяся в империю.

Германцы и другие варварские племена Европы ненавидели Рим, который упорно стремился захватить их территории, а их самих обратить в рабов, и одновременно завидовали его богатствам, ради овладения которыми они совершали грабительские набеги, разрушая римские селения и города. Несмотря на преимущества в организации и вооружении, римляне нередко терпели сокрушительные поражения в войнах с варварами, а впечатление, произведенное на современников захватом и разграблением "вечного города" - Рима - вестготами во главе с Аларихом, вполне сопоставимо с потрясением, испытанным нами после трагедии в Нью-Йорке.

Но варвары не только воевали с Римом - они торговали с ним, селились с его разрешения на принадлежащих ему землях, служили в его войсках и даже дали из своей среды нескольких римских императоров. Древний Рим унаследовал и развил культуру Греции и далеко продвинул на запад и север Европы границы античной цивилизации, передав ее достижения еще только начинавшим формироваться в то время европейским народам.

Через 250 лет после того, как предводитель германских наемников низложил последнего римского императора, европейские варвары столкнулись на юге Европы еще с одной цивилизацией, в то время значительно превосходящей их собственную. Завоевав огромную территорию - от Индии до Испании - и объединив ее исламской религией и единым, как мы сказали бы теперь, государственным языком, арабы содействовали созданию высокой культуры, впитавшей достижения как множества покоренных народов, так и прежних лидеров - греков и римлян.

Утраченные варварской Европой сочинения многих античных авторов сохранились лишь в арабских переводах (как заметил Пушкин, мавры подарили Европе алгебру и Аристотеля). Единодушное восхищение историков вызывает просуществовавшая 8 веков многонациональная (ее лишь условно можно назвать арабо-мусульманской) культура Испании, где процветала веротерпимость и были созданы выдающиеся философские и поэтические произведения на арабском и иврите.

Крестовые походы европейских рыцарей еще можно рассматривать по схеме "центр" - "варварская периферия", где центр - исламские государства Ближнего Востока, а периферия - Западная Европа, одичавшая после гибели Римской империи. Но далее носителями прогресса стали потомки варваров - "эстафету" подхватила Северо-западная Европа. Особенно велика была роль Великобритании: парламентарная демократия, промышленная революция, "торжество капитализма". Варварская периферия трансформировалась в заморские колонии, и "охота на людей" велась в Африке в масштабах, которые и не снились египетским фараонам.

В наше время эстафета прогресса совершила "прыжок через океан". Билль о правах, качественно новая фаза капитализма, которую не предвидел Маркс, защита Западной Европы, над которой после окончания Второй мировой войны нависла угроза ее захвата Сталиным, победа в "холодной войне", нынешняя борьба с одиозными диктаторскими режимами и международным терроризмом, выдающиеся научные и технические достижения - Западный мир многим обязан своему нынешнему лидеру.

Так же, как когда-то греки и римляне, граждане США гордятся своими демократическими правами и готовы их отстаивать. Так же, как это было в Древнем Риме, в США устремляются переселенцы из других стран. Остались в прошлом вытеснение коренных жителей континента и рабский труд на плантациях южных штатов, забывается расовая сегрегация - среди тех, кто занимает высокое положение в американском обществе, включая армию, теперь есть и темнокожие американцы. На месте колоний возникли независимые развивающиеся государства, которые получают финансовую помощь от передовых стран, используют их технические достижения, продают им сырье по ценам мирового рынка.

Казалось бы, должны были полностью измениться - утратить свой антагонистический характер - и отношения между государством-лидером эстафеты прогресса и "ведомыми государствами". Увы, после 11 сентября стало ясно, что этого не произошло: антагонизм по-прежнему существует и, как и тысячи лет назад, он порой находит свое выражение в чудовищных преступлениях. В этом смысле мир не изменился: после 11 сентября должно измениться лишь наше представление о нем - стали ясны истинные масштабы антизападных и, прежде всего, антиамериканских настроений.

Никого уже не удивляет радость влачащего жалкое существование безработного жителя Газы по поводу того, что на этот раз "нашим" удалось уничтожить не десяток, как при взрыве в какой-нибудь израильской дискотеке, а несколько тысяч "ихних". Но почему многие интеллектуалы, как в России, так и в Западной Европе, поспешили объявить, что в произошедшем виновата и сама Америка ("виноваты обе стороны")? Заговорили о "бунте трущоб" против "золотого миллиарда" - как будто бы терактом не руководил богач, и среди его исполнителей не было людей образованных!

Намекнули и на божественную кару за бездуховный образ жизни американцев. Но ведь даже суровый Бог Торы обещал пощадить Содом и Гоморру, если найдется в этих городах хотя бы 10 праведников. Неужели среди жертв 11 сентября их было меньше? Говоря "борьба цивилизаций", имеют в виду исламскую цивилизацию, однако, судя по результатам социологического опроса, и большинство россиян согласно с тем, что людей жалко, а Америку - нет!

А теперь прислушаемся еще к одной группе объяснений, также звучащих в СМИ: Америка повинна в стирающей национальные границы глобализации экономики, в распространении по всему миру низкопробного массового искусства, английского языка, закусочных "Макдональдс"; она навязывает "незападному" миру чуждые ему демократические нормы жизни, в частности, требует соблюдать права человека и т.д. Речь идет здесь об экспансии духовной и материальной культуры лидирующего государства, в результате которой преобразуется - американизируется - образ жизни людей в других странах.

Но Запад противостоит остальному миру уже не одну тысячу лет. За это время Восток и Запад не раз обменивались непрошеными визитами: на восток двигались и греческие фаланги, и римские легионы, и банды крестоносцев, но в течение сотен лет арабы владели Пиренейским полуостровом, а турки - Балканами (и даже стояли у ворот Вены). Многосторонним был (и остается) также и культурный обмен. Сейчас в нем, несомненно, превалирует Запад.

Но только ли потому, что кто-то кому-то навязывает что-то? Ценности духовной культуры перемещаются не столько из-за того, что кому-то это выгодно, сколько потому, что действительно являются ценностями. Ислам некогда утвердился на огромных территориях, завоеванных "огнем и мечом", но этого не произошло бы, если бы, по сравнению с религиями большинства покоренных народов, он не находился на более высокой ступени религиозного чувства. Сказанное тем более справедливо, коль скоро речь идет о технических или медицинских достижениях.

В чем можно обвинить тех, кто распространяет компьютеры, прогрессивные сельскохозяйственные технологии или антибиотики? В том, что от них исходят и низкопробные кинофильмы? Но так уж устроен этот мир - добро и зло идут в нем рука об руку. Итак, критику США нельзя считать полностью необоснованной - так же, как и его исторические предшественники, наш нынешний лидер далек от идеала. Но почему вместо конструктивной критики мы так часто сталкиваемся с патологической, гасящей разум ненавистью?

В поисках ответа на этот вопрос мы вновь углубимся в историю. Иногда историю рассматривают по аналогии с живой природой, предполагая, что сообщества людей, ведущих сходный образ жизни и обладающих сходным менталитетом, являются как бы особого рода организмами - социальными организмами. Соответственно, можно утверждать, что в центре цивилизации и на ее периферии размещаются социальные организмы, значительно различающиеся по своей природе. Но все живое стремится прежде всего сохранить себя: любые образования, не способные противостоять внешним воздействиям, просто не могли бы существовать.

Уместно предположить, что и социальные организмы обладают глубинным природным свойством - стремлением к самосохранению, и что именно этим свойством объясняется упорное сопротивление, оказываемое ими не только прямой агрессии, но и приходящим извне культурным влияниям, и в первую очередь - культурной экспансии, исходящей от государства-лидера. (Впрочем, одновременно могут действовать и другие мотивы, в том числе зависть к тем, кто богаче).

Это глубинное свойство может и не осознаваться, но, по-видимому, именно оно лежит в основе нынешнего противодействия американизации, так же как в глубокой древности оно противодействовало вначале эллинизации варваров, а затем их романизации - экспансии римской культуры. И не случайно антиглобалисты не могут толком объяснить, против чего они, собственно, протестуют - они "врага нутром чуют". Но экспансия лидирующей культуры также согласуется с одним из свойств живых организмов: их стремлением расширить зону своего обитания.

Характерный пример - колонизация греками побережий Черного и Средиземного морей, ставшая неизбежной после "демографического взрыва" в Древней Греции. Таким образом, конфронтация между ведущими и ведомыми государствами - естественное явление, закономерное следствие всего предшествующего развития, естественноисторический процесс. Ибо, как сказал Пушкин, "всяк следует своей природе". А теперь вновь заглянем в прошлое.

Из сказанного выше как будто бы следует, что варварская периферия не внесла заметного вклада в прогрессивное развитие общества. Но это далеко не так, все гораздо сложнее! Как мы видели выше, эстафету прогресса последовательно подхватывали разные социальные организмы. Почему же среди них не нашлось " марафонца", который сумел бы один пробежать весь путь? Как и все живое, социальные организмы проходят через стадии становления, расцвета и гибели. Но если цветут они каждый по-своему, то погибают одинаково.

Историки, не сговариваясь между собой, указывают на сходные причины гибели как древних, так и новых обществ, хотя их и разделяют порой огромные временные и пространственные интервалы. Одной из главных причин увядания социального организма является чрезмерное усиление государственных структур в конце его жизненного цикла. Деспотическое государство загоняет поток истории в искусственные берега: превращая естественно сложившиеся, свободно развивающиеся социальные организмы в некое подобие механизмов с централизованно-бюрократическим управлением, оно обрекает их на вырождение.

И тогда наступает время варваров! "Периферия" обрушивается на "центр" и завоевывает его. Древний Египет оказался вначале под властью таинственного племени гиксосов, а позднее им правили цари ливийской и эфиопской династий. История Древней Греции делится на два больших плодотворных периода, в промежутке - так называемые "темные века", последовавшие вслед за завоеванием и разрушением страны пришедшими с севера варварскими племенами дорийцев.

Темными (т.е. лишенными заметных исторических событий) называют историки также и века после гибели Римской империи, на месте которой образовались варварские королевства. Но эти и подобные им катастрофы не прерывали, а лишь на время замедляли поступательное движение истории. Замедляли с тем, чтобы придать ему новый импульс! Варвары были свободны от разлагающего влияния бюрократического государства, их коллективистское мироощущение приходило на смену ставшему чрезмерным индивидуализму прежних хозяев жизни.

Вместе с тем, некоторые прежние достижения сохранялись и после катастрофы, частично сохранялось и само прежнее население с его трудовыми навыками. Складывавшийся таким образом синтез культур оказывался весьма плодотворным: на его основе возникал очередной лидер эстафеты прогресса. Синтез, последовавший за вторжением в Грецию дорийцев, способствовал созданию нового человека - человека полисной эпохи, соединявшего предприимчивость с приверженностью родному городу-государству.

Германо-романский синтез положил начало современной цивилизации Запада. Устраняя деградирующий социальный организм, варвары содействовали общечеловеческому прогрессу так же, как содействуют сохранению оленьего стада волки, уничтожающие хилую особь, которая могла бы передать потомству свою немощь. И если волков называют "санитарами леса", то варвары были "санитарами истории". Отсюда, увы, следует, что гипотетическое крушение Западного мира, в котором лидирует США, и дальнейшее поступательное движение цивилизации на основе какого-нибудь нового синтеза культур вполне укладываются в схему, отработанную тысячелетиями прошедшей истории.

Исторический прогноз неблагоприятен для Запада! Сбывается ли он? Реакция американцев на террористический акт показала: нынешний лидер все еще полон жизненных сил. Вместе с тем, в современном Западном мире наблюдаются и признаки вырождения социальных организмов - тягостные размышления на эту тему переполняют СМИ (уж если в Германии начали опаздывать поезда…). К счастью, в вышеприведенных рассуждениях есть определенный методологический порок.

Поступая так, как это принято в науке, мы свели живое многообразие конкретной истории к абстрактной схеме: отбросили то, что сочли второстепенным, и выделили повторяющиеся события. Но то, что вчера казалось второстепенным, завтра может выйти на первый план и изменить течение истории, поэтому из повторения исторических событий в прошлом не обязательно следует их воспроизведение в будущем. С объединением Европы ушли в прошлое многовековые распри между ее государствами.

Набирающее силу единение землян, осознание того, что все мы не только частицы социальных организмов, но и сыны человечества, как раз и может стать таким меняющим ход истории фактором. Множество людей во всем мире восприняли трагедию в США как вызов, брошенный всему цивилизованному человечеству, и безоговорочно сочувствовали ее жертвам.

Хочется верить: такие люди сумеют прервать цепь исторических катастроф прошедших тысячелетий. И это будет уже совсем другая история!
Анатолий Сирота
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» (Дортмунд), № 4(55) и 5(56), 2002.


Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Закономерности истории    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Разработка сайта w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех