Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Закономерности истории
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
И пусть в эти параметры, в леса и степи, в топи и равнины, в силовое поле между Европой и Азией, в русскую трагическую огромность тысячу лет назад вросли бы ...
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Как Восток стал Востоком, или "от Навуходоносора до Саддама"


Запад есть Запад, Восток есть Восток
Запад есть Запад, Восток есть Восток
«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда – Лишь у подножья Престола Божья, в день Страшного Суда!»

Сколько раз цитировались эти красивые строки, написанные Редьярдом Киплингом в конце 19 столетия! Но в начале 21 века они обрели новый смысл - пугающе пророческий...
Сегодня, когда трагическое противостояние Востока и Запада действительно чревато днем Страшного Суда для всего человечества, мы вновь и вновь задаемся вопросом – что же такое Восток? Когда и как произошло разделение человеческой цивилизации на две ветви - восточную и западную? В чем различия между ними и насколько эти различия глубоки?

Прежде чем попытаться ответить на эти вопросы, придется в нескольких словах напомнить о том, что говорилось о Западе в ранее опубликованной статье. Западные общества уподоблялись в ней участникам своего рода соревнования - "эстафеты прогресса". На всех этапах истории нашего Европейско-Средиземноморского региона в нем были общества лидирующие, стоящие на более высокой ступени цивилизации, и общества отстающие.

На протяжении веков лидеры постоянно менялись: пробежав свой участок исторического пути, прежний лидер сходил с дистанции, передав новому "эстафетную палочку прогресса" - часть достижений своей материальной и духовной культуры. Используя это культурное наследие и утвердив принципиально новые формы государственности, новый лидер со временем поднимал цивилизацию на еще более высокую ступень.

В роли лидеров последовательно сменялись вначале древние государства Египта, Греции и Рима, затем страны Северо-западной Европы: Северная Франция, Нидерланды, Великобритания. Мы видим, что эстафета прогресса пересекла Европу, двигаясь с юго-востока на северо-запад. Сейчас мировым лидером являются США. Переходный период смены лидера - время тяжких народных страданий, время смуты. После завершения смуты новый лидер обычно возникал рядом со старым, на его периферии.

Обнаружить нечто подобное европейской эстафете прогресса на Востоке не удается. (Оговоримся: „Восток“ историков не совпадает с географическим востоком. Он, собственно, означает "не Запад", то есть страны, не охваченные западной цивилизацией, и включает в себя не только Азию, но и, например, Северную Африку.) Восток - родина нескольких великих цивилизаций, но ни одна из них, за исключением входящего в наш Европейско-Средиземноморский регион Египта, не стала участницей эстафеты.

На Востоке смута завершается не тем, что на периферии старого общественного организма возникает новый лидер и поднимается на более высокую ступень цивилизации, а возрождением прежнего государственного устройства на той же территории. Для Востока характерен "бег на месте", а не "эстафета". Логично предположить: именно этими принципиальными различиями объясняется цивилизационная заторможенность Востока.

Но чем вызваны сами различия? В поисках ответа мы поступим следующим образом. Вначале обратимся к примеру Древнего Египта, а затем сравним увиденное там с другими великими цивилизациями Востока. То общее, что, несмотря на все различия, им присуще, мы и будем считать существенным и использовать в наших дальнейших рассуждениях.

Пример Древнего Египта

Итак, Египет. Нил, пустыня, пирамиды, Сфинкс, грандиозные дворцы и храмы, Нефертити, золотая маска Тутанхамона, иероглифы, папирусы, фараоны, мумии, заупокойный культ, запутанная мифология и рабы, рабы, рабы... Египтологи дополняют этот стандартный для современного человека набор ассоциаций рассказом о сложно организованном обществе с высокоразвитым сельским хозяйством, многолюдными городами, удивительным мастерством ремесленников, замечательным изобразительным искусством, богатой литературой; обществе, в котором было много грамотных людей, составивших отчеты о путешествиях в дальние страны, создавших судебные кодексы, исторические, медицинские и математические трактаты (число „пи“ в них принималось равным 3,16). Цивилизационный прорыв, совершенный древними египтянами, грандиозен - они были первыми!

И огромная заслуга в том, что этот прорыв свершился, принадлежит государству - древнейшему государству Земли, возникшему свыше пяти тысяч лет тому назад, чтобы руководить ирригационными работами в долине Нила. Но так уж устроен этот мир - добро и зло идут в нем рука об руку, и была у египетского государства и другая, так сказать, темная сторона.

Рабы? Не только... Как раз представление о рабах как о главной рабочей силе Египта, которое старательно вдалбливали в наши головы школьные учителя, не находит поддержки у современной египтологии: не рабы, а юридически свободные и полузависимые мелкие земледельцы и ремесленники были основными производителями материальных благ на всех этапах древнеегипетской истории. Земледельцы-скотоводы нильской долины, так же, как и в других регионах Азии на заре истории, были объединены в обладавшие органами самоуправления сельские общины.

Свободные общинники совместно обрабатывали принадлежащую всей общине землю, совместно принимали общественно важные решения, помогали друг другу. Община распадалась на отдельные большие семьи во главе с патриархами (вспомним библейского Авраама!). Традиционность жизни общинников (вся она от рождения до смерти была подчинена обычаю), их мифологическое сознание, патриархальность, отсутствие явно выраженных индивидуальных различий, коллективизм, неприятие нововведений и враждебность к тем, от кого они исходят, создавали особый - общинный - склад психики, который легко уживался с деспотической властью и часто (как это и было в Египте) способствовал ее обожествлению.

Для управления страной деспоту необходимо множество чиновников. Ведь для всякого уважающего себя деспота на первом месте стоит не преуспеяние поданных, а сохранение собственной власти, поэтому любое проявление инициативы воспринимается как потенциально опасное. Но чем меньше инициативы и самостоятельности, тем больше требуется чиновников, соответственно, при деспотической власти число их максимально.

Сочетание трех элементов: абсолютной власти, чиновничьего "аппарата" (централизованно-бюрократическое управление) и общинного склада психики образует особую систему - централизованно-бюрократическо-общинное государство (ЦБО-государство, "восточная деспотия"). Как будет видно из дальнейшего, государство этого типа отличается чрезвычайной устойчивостью. Раз возникнув, чиновничий аппарат развивается далее по своим собственным законам, которые, похоже, мало изменились "от Ромула до наших дней".

"Аппарат" как бы следует заложенной в него программе, и составлена эта программа таким образом, чтобы в конечном счете подчинить чиновникам всю жизнь страны. Для решения этой гигантской задачи нужны "кадры", поэтому количество чиновников неуклонно возрастает, структура "аппарата" усложняется, и со временем он начинает частично работать как бы сам на себя в отрыве от реальной жизни.

В конце концов чиновники могут стать самодовлеющей силой, и тогда централизованно-бюрократическая система управления делается все менее "централизованной" и все более "бюрократической" и неэффективной. Чиновничий аппарат разрастается, превращаясь в охватывающую все государство "машину", и это полностью исключает свободное, неконтролируемое сверху развитие общества. На этом этапе явственно проступают черты вырождения бюрократии вследствие коррупции и "отрицательного отбора" - ведь вверх по служебной лестнице поднимаются не более способные, а более послушные!

Заключительный этап - гибель государства, пораженного раковой опухолью бюрократии. Чиновники Древнего Египта неукоснительно следовали этой "аппаратной программе". Во времена так называемого Нового царства (ХVI - ХI вв. до н.э.), когда древнеегипетская цивилизация достигла наивысшего расцвета, регулярно проводились переписи "основных производителей" - свободных и полузависимых земледельцев и ремесленников.

Тщательно учитывались скот, сельскохозяйственный и ремесленный инвентарь, все доходы и расходы. Многочисленным неимущим земледельцам выдавалось посевное зерно. Урожай, за исключением жалкого прожиточного минимума, отбирался; тех, кому не удавалось рассчитаться с государством, жестоко наказывали - избивали палками, со связанными руками бросали в колодец. Сохранился рассказ о том, как, узнав о приближении команды налоговой инспекции в сопровождении палачей-эфиопов, население разбежалось, забросив свои земельные наделы. (Интересно, а были ли у них лозунги вроде "Долг государству - первая заповедь общинника"?)

Все собранное в виде налогов продовольствие и другие "товары повседневного спроса" централизованно распределялись среди населения, непосредственно не занятого в сельском хозяйстве, - от ремесленников до высших сановников и членов их семей. Этим ведало Хозяйственное управление. (Сокращенно - Хозу? Похоже...) Другие ведомства занимались прочими хозяйственными, судебными и военными делами, их начальники носили пышные титулы, будто сошедшие со страниц фантастических романов: "жрец богини справедливости", "казначей бога".

Чиновники Нового царства покончили со своеволием провинциальной знати, все еще помнившей о былой независимости своих провинций, они взломали независимый мирок общины и низвели общинные советы до уровня административных органов. Государственная машина Египта сокрушила его соседей и далеко раздвинула границы империи - в ХV в. до н. э. Египет стал первой в истории "мировой" державой! ("сверхдержава"?). Превращенных в рабов военнопленных было столько, что, хотя основная их масса работала в огромных хозяйствах фараона, знати и храмов, рабами обзаводились даже немногочисленные разбогатевшие общинники.

Эти последние входили в состав начавшего формироваться в стране "среднего класса". А потом эта отлаженная на века машина начала давать сбои... Ее разъедала коррупция. Простых людей облагали дополнительными налогами, а то и просто грабили те, кто состоял на государственной службе. Судебная защита исключалась - судьи "брали". (Так вот когда это началось!) ЦБО-государство нуждалась в реформах, и для них нашелся исполнитель поистине гениальный.

Фараон Аменхотеп IV, принявший имя Эхнатон, впервые в истории попытался воплотить две великих идеи: религиозную идею единобожия и сугубо практическую идею о необходимости периодической смены власть имущих. Многочисленным человеко- и звероподобным богам Египта, у каждого из которых были свои храмы, свои толковавшие их волю жрецы, он противопоставил одного бога - Солнце - и провозгласил себя его сыном и единственным глашатаем его воли. Это был удар не только по обладавшему огромной властью и несметными богатствами жречеству, но и по всему тому, что было выше названо общинным складом психики, - опоре ЦБО-государства.

Еще одним таким ударом была замена значительной части служилой знати новыми людьми - обязанными своим выдвижением фараону и поэтому лично ему преданными представителями "среднего класса". (Этот эффективный прием - массовая замена чиновников новыми людьми для устранения исходящей от аппарата потенциальной угрозы - впоследствии использовался диктаторами ХХ в., но в более радикальном варианте: в отличие от "чисток" ХХ в., в Египте смещенных чиновников репрессиям не подвергали.)

В стране явно повеяло свежим воздухом; даже самого фараона, который был нехорош собой, стали изображать весьма реалистически. А о том, каких высот достигло искусство того времени, мы можем судить по скульптурному портрету жены Эхнатона – прекрасной Нефертити. Культ фараона-реформатора превосходил, даже по древнеегипетским меркам, все мыслимые пределы, но после его смерти старые боги вновь заняли свои места, а новая знать только и думала о том, чтобы как можно скорее во всем уподобиться своим предшественникам. Общинный склад психики и культы традиционных богов устояли перед реформами, государственная машина вернулась в прежнюю колею.

Как говорят применительно к аналогичной ситуации исследователи истории России, "реформа сменилась контрреформой". К концу Нового царства земледельцам становилось все труднее прокормить тучи прожорливых жрецов и чиновников. Начались голодные бунты ремесленников - местные власти перестали выплачивать им натуральное довольствие, и ремесленники жаловались "доброму фараону". (Невыплаты жалования? - "Что-то слышится родное...".) Историки отмечают "нарастание социальных противоречий", поэт мог бы увидеть как "два близнеца неразрывно слитых - голод голодных и сытость сытых" ведут страну к катастрофе.

Смута, ознаменовавшая закат этой эпохи расцвета, длилась три века! Империя распалась, на троне фараонов успели побывать вожди ливийцев и эфиопов - племен, бывших когда-то объектами египетской колонизации. Но когда страна вновь возродилась для независимого существования, то оказалось, что, по большому счету, она осталась прежней - ЦБО-государство устояло... Всего же за три тысячи лет (попытайтесь представить себе эту длительность, любезный, как вас некогда называли, читатель!) смуты трижды обрушивалась на Древний Египет.

Государство разваливалось на отдельные части, выходили из строя оросительные системы, начинался голод, вторгались иноземные захватчики, повсеместно творились беззакония и совершались массовые убийства - жизнь превращалась в ад в полном соответствии с известным высказыванием: государство создано не для того, чтобы превратить жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад.

Затем государство восстанавливалось, вновь обретая в основных чертах свою первоначально сложившуюся ЦБО-форму, и начинался новый "исторический цикл", включающий новую смуту. Очевидно, именно эта удивительная стойкость ЦБО-государства, позволявшая ему восстанавливаться после любых потрясений, стала причиной "зацикливания" истории Египта. Несмотря на все достижения египетской цивилизации, такой характер ее развития, при котором не возникает качественно новых форм общественной жизни, близок к эволюционному тупику, к тому, что было выше названо "бегом на месте".

Для нас, по понятным соображениям, особый интерес представляют причины смут. Обычно указывают на ряд обстоятельств: разложение правящей элиты, вырождение бюрократии, восстания народа, которому все труднее становилось прокормить жрецов и чиновников. Но все эти причины действовали не только сами по себе, но и косвенно - они подрывали нравственные устои государства, подтачивали ту "всеобщую уверенность в незыблемости существующего строя", без которой никакой строй существовать не может.

"Порчу нравов", предшествующую смуте, тонко чувствовали древнеегипетские авторы: "страна больна, в ней нет порядка "..." всякий творит неправду". Самым, пожалуй, ярким проявлением надвигающихся бедствий был отказ от основы основ жизни Египта - заупокойного культа. Об этом рассказали археологам и расхищения гробниц, и текст застольной песенки, приглашавшей "веселиться и ловить мгновение" - ведь никто еще не вернулся с того света и не рассказал о нем Даже современное государство с его разветвленной системой законодательных актов и карательных органов оказывается под угрозой, если его граждан охватывает политическая апатия, если они перестают, как в большом, так и в малом, выполнять неписаные правила поведения и свои прямые обязанности. Древние же государства, для которых традиции и, в том числе, обычное право (не записанное в кодексах, а опирающееся на обычай) значили неизмеримо больше, в подобных ситуациях погибали.

Месопотамия.
Исторический двойник Египта


Но насколько типичен пример Египта? Месопотамия - исторический двойник Египта на Тигре и Евфрате. Первые города-государства, созданные таинственным народом шумеров, возникли здесь примерно в то же время, что и древнейшие государственные образования в долине Нила. В центре хозяйственной жизни городов Шумера стояли жрецы, именно они руководили ирригационными работами. Саргон (по преданию, выходец из народа) объединил страну, подчинил себе храмовые хозяйства жрецов и создал ... конечно же, восточную деспотию.

Так возник центр власти, который, как бы пульсируя, вновь и вновь порождал ЦБО-государства в Месопотамии и на прилегающих территориях. Саргонидам наследовали царства Шумера и Аккада, Старовавилонское, Ашшур, Миттани, Касситское Вавилонское, Ассирийское, Нововавилонское и Селевкидов. Столицей Парфии и Сасанидской Персии был Ктесифон - город на Тигре, столицей арабского халифата Аббасидов был Багдад.

Этот внушительный перечень деспотических государств, созданных разными народами за пять тысяч лет, завершает (хотелось бы - навсегда) современный Ирак. Саддам Хусейн давно уже сравнивает себя не только со Сталиным и Гитлером, но и с нововавилонским царем Навуходоносором, разрушившим Иерусалим, и с Тиглатпаласаром, раздвинувшим до Персидского залива и Средиземного моря границы Ассирии, известной своей изощренной жестокостью по отношению к побежденным.

В 2002 г. на месте древнего Вавилона прошел фестиваль культуры "От Навуходоносора до Саддама". Что ж, предшественники у нынешнего деспота были по-своему действительно выдающиеся! Царство Шумера и Аккада при так называемой III династии Ура - своего рода эталон ЦБО-государства.

Его чиновники фиксировали на глиняных табличках (и пересылали в окружные центры для составления годовых отчетов) все, вплоть до самых незначительных, хозяйственные операции порабощенного (включая общинников) населения страны. Себя они при этом называли рабами царя, а царь являлся наместником бога на земле и вместе с тем рабом богов. Все рабы и всё под контролем! Были, были и у Саддама, и у возглавляемого им народа великие предшественники!

Китай.
Деспотическая династия - смута


Перенесемся в Китай. Его многое отличает от Египта и Месопотамии. Государство возникло здесь на плодородных почвах долины Хуанхэ еще до создания ирригационной системы. Три с половиной тысячи лет существует оно в рамках одного и того же этноса. Столь влиятельное в Египте и Месопотамии сословие жрецов в Китае отсутствовало вовсе: религиозные обряды исполнялись чиновниками, да и вообще, не столько религия в обычном понимании этого слова, сколько этико-политические учения были идеологической опорой государства. Несмотря на все эти отличия, циклы "деспотическая династия - смута" просматриваются в истории Китая особенно наглядно, и было их значительно больше, чем в Египте, - одиннадцать!

Смута заканчивалась после того, как победителю в борьбе за власть удавалось объединить всю страну и основать новую династию. Но кем бы он ни был - властителем одного из соперничающих китайских государств (трижды), возглавившим восстанием крестьянином (дважды), полководцем (дважды) или предводителем кочевников (четырежды), - последующие события от этого менялись мало: на смену начинающемуся экономическому подъему вновь приходил спад.

Неудивительно, что китаеведы вместо известного образа исторического развития - спирали - пользуются другим: "сплющенной спиралью, которая почти сливается в круг". Китай - прекрасное пособие по изучению ЦБО-государства, все его элементы - и общинный склад психики, и засилье чиновников - нашли в истории этой страны свое яркое воплощение.

Но "циклизм" проявился в Китае особенно четко еще и потому, что здесь уже в глубокой древности были созданы политические учения, предписывающие для сохранения существующих в стране порядков подавлять частных собственников. Следуя им, государство вполне осознанно (и поэтому особенно эффективно) подавляло землевладельцев феодального типа и купцов, стремясь непосредственно подчинить себе крестьян и монополизировать торговлю. Соответственно разрастался чиновничий аппарат - со всеми вытекающими отсюда последствиями, о которых говорилось выше.

Все попытки сокращения и реорганизации аппарата заканчивались неудачей. В конце XIX в. западные державы и Россия разделили Китай на сферы влияния, а в начале XX в. он превратился в полуколонию. Вместе с тем, не следует забывать и о "светлой стороне" государства – общеизвестен, в частности, положительный вклад Китая в мировую культуру.

Россия в контексте мировой истории


Очевидный недостаток многих современных трудов по истории России состоит в том, что их авторы, завороженные мифом об уникальности ее евразийского пути, пытаются понять историю своей страны "изнутри", не ставя ее в контекст мировой истории. Меж тем при взгляде на Россию "извне" она предстает перед нами далеко не столь самобытной, как предполагают современные российские публицисты. Дореволюционная российская публицистика имела по этому вопросу иное мнение: уже отмеченные нами аналогии между Древним Египтом и Россией неслучайны, Россия - полуазиатская страна.

В статье, начинавшейся со слов "в России голод", Плеханов рассказывает вначале о бедственном положении российского крестьянина, а затем без предварения цитирует древнеегипетский папирус, где говорится о том же... и смысловой разрыв не заметен! «Все как у нас, - заключает Плеханов, - в аграрной истории Московской Руси было, к сожалению, слишком много "китайщины"». Увы, не только было, но и по сей день остается!

Якобы самобытная Россия унаследовала от Московской Руси "исторический набор" из всех трех элементов, образующих ЦБО-государство. К концу ХIХ в. 90% русских крестьян были членами общин, границы которых обычно совпадали с границами деревни. Общинный склад психики способен надолго пережить породившую его общину: он дает себя знать и в современной России. Не было в российской истории недостатка и в двух других элементах ЦБО-государства - деспотической власти и чиновниках.

Созданный Петром I, этим гениальным деспотом, чиновничий аппарат царской России не мог полностью подмять под себя все общество в той мере, в какой это удавалось чиновникам Древнего Египта и Китая: частная собственность занимала в стране достаточно прочные позиции. Тем не менее, чиновники России сумели стать одной из главных сил ее истории. В том, что страна так и не сумела провести эффективные реформы и предотвратить начавшуюся в 1917г. смуту, есть и "заслуга" косного чиновничьего аппарата.

Зато следующий цикл российской истории, начавшийся с уничтожения "частной собственности на средства производства", позволил российскому чиновничеству полностью раскрыть свои возможности. Его роль в жизни государства особенно возросла сначала после того, как революция уничтожила частнособственнические классы, а затем после смерти диктатора, когда прекратились державшие "аппарат" в страхе чистки.

В результате чиновники Советской России сумели в рекордно короткие, по историческим меркам, сроки полностью отработать "аппаратную программу": Всего лишь за три четверти века социалистическое ЦБО-государство прошло через хозяйственный и культурный подъем, расширение империи и зоны ее влияния, разложение чиновничества и разрушение государственной машины, неудачу реформ, распад империи и нынешнюю смуту, в ходе которой страна пытается выскочить из наезженной исторической колеи, ведущей к возврату в ЦБО-государство под какими-нибудь новыми лозунгами.

В том, что многие россияне воспринимают смуту не как закономерный итог предшествующего развития, а как следствие чьих-то козней и ошибок, нельзя не видеть еще одного доказательства живучести общинного мышления. И неслучайно аналогии между Древним Египтом и Советской Россией, на которые было обращено внимание выше, не менее наглядны, чем аналогии между Египтом и Царской Россией, о которых когда-то писал Плеханов.

Причины ментального разделения человечества


Теперь мы можем ответить на вопрос, поставленный в начале статьи: своеобразием своей эволюции восточные общества обязаны прежде всего ЦБО-государству. Сопоставив Древний Египет с азиатскими деспотиями Месопотамии и Китая, мы убедились, во-первых, в необычайной устойчивости ЦБО-государства, в его способности вновь и вновь возрождаться после разрушительных смут, которые оно само же и вызывает, и, во-вторых, в том, что этот тип государства обладает, так сказать, всеобщностью - способен возникать в самых разных условиях.

Аналогичные "центры власти", в каждом из которых на протяжении тысячелетий одно за другим возникали и погибали мощные государства, располагались в древности также и в других регионах Азии - в Иране, Малой Азии, Индии. Каким образом в этих условиях могло возникнуть нечто принципиально новое, если эволюция упрямо сохраняла свой циклический характер?

Для этого надо было, чтобы достижения культуры из региона, в котором господствовало ЦБО-государство, распространились на соседние регионы, свободные от такого господства и вместе с тем способные воспринять эту пришедшую извне высокую культуру. В этом случае происходит как бы разделение тех двух сторон государства - "темной" и "светлой", о которых говорилось выше. Унаследовав только светлую сторону (получив "эстафетную палочку прогресса"), молодое периферийное общество оказывается в выгодном для исторического творчества положении.

В сущности, таков и механизм наследования в повседневной жизни: молодое поколение наследует знания, опыт и материальные достижения "предков", покидает родное гнездо и строит новую жизнь на новом месте. Поясним сказанное двумя примерами. Согласно гипотезе Зигмунда Фрейда, своеобразным продолжателем реформ Эхнатона, о которых мы уже говорили, стал Моисей. Он призвал евреев покинуть страну, в которой родилась, но не смогла утвердиться, идея о едином не антропоморфном боге, и вдохновил их на переход через пустыню, отделяющую рабство от свободы.

И только за пределами египетской цивилизации, на далекой ее периферии, став за время блужданий по пустыне другими людьми, евреи смогли проникнуться новым, более высоким религиозным чувством, прообраз которого был отвергнут родиной Эхнатона. Затем история повторилась: новые религиозные идеи провозгласил Иисус, но они, конечно же, не могли утвердиться там, где веками исповедывался иудаизм, и христианство окончательно сложилось и восторжествовало за пределами Иудеи в результате синтеза с греческой философией.

И снова "почему"? Почему только один из древних центров власти - Египет - дал старт эстафете прогресса? Здесь на первый план выходят географические различия между Азией и Европой. В Азии государства первоначально образуются в регионах, разделенных огромными расстояниями, высокими горами, пустынями, степями, где властвуют воинственные кочевые племена скотоводов. Перепады уровней культуры между древними государствами и кочевниками так велики, что контакты между ними не завершаются синтезом новых цивилизаций.

Совсем иная ситуация складывалась в древности в Восточном Средиземноморье, где на стыке трех частей света соседствовало между собой множество разнородных ландшафтных зон, а море способствовало торговым и культурным контактам между населяющими его берега народами. Иным было и земледелие.

В Древней Греции, воспринявшей культурные достижения Египта и других своих средиземноморских соседей, оно было рассредоточено на мелких участках, обработка которых требовала от земледельца инициативы, принятия самостоятельных решений и исключала деятельность больших коллективов, одновременно выполняющих по всей стране одни и те же рутинные в своей основе операции, как это было в долинах великих рек.

Поэтому и общинная жизнь была здесь другой - она предоставляла индивидуальности большую свободу, облегчала восприятие нового. Уже первые государства, сложившиеся на территории Древней Греции, значительно отличались от деспотий Востока. Позднее (в середине VIII в. до н. э.) земледельцы Греции получили право распоряжаться своими земельными наделами, затем произошло "греческое чудо" - расцвет философии, науки, литературы и искусства, заложивший духовные основы Европейской цивилизации.

К 500 г. до н. э. в Афинах завершилось формирование демократического города-государства, который был полной противоположностью восточным деспотиям - западная ветвь человечества отделилась от восточной. Сейчас все большее признание приобретает мысль о том, что психика человека в ходе истории эволюционирует и, в частности, мифологическое сознание древности сменяется рациональным сознанием современности. Из сказанного выше следует, что как исходный пункт эволюции психики (община), так и ее темп на Западе были иными, чем на Востоке.

Это и привело к нынешнему трагическому результату - глубокому ментальному расслоению человечества. Ибо результат, как говорят философы, аккумулирует в себе пройденный путь. И поэтому не только и не столько зависть бедных к богатым, столкновение политических интересов или религиозная рознь лежат в основе противостояния «Восток - Запад». Это противостояние есть следствие более глубоких - сущностных - расхождений.

Подобно эволюции природы, создавшей разные виды живых существ, эволюция общества сформировала различающиеся между собой "восточные" и "западные" общественные (социальные) организмы. И каждый из них, как и все живое, стремится сохранить себя, свою самобытность. С точки зрения природы, если мы позволим себе такое выражение, даже самый зловредный вирус "внутри себя" прав, когда он противится уничтожающим его лекарственным препаратам, созданным людьми (которые, борясь с вирусами, также по-своему правы).

Означает ли это, что провозглашенная Киплингом извечная "несходимость" Востока и Запада действительно непреодолима? Могут ли существовать промежуточные гибридные формы? Увы, "несовместимое с жизнью" государства засилье чиновников наблюдалось и в Западной Европе, например, в последние века существования Римской империи, во Франции перед Великой французской революцией. Аналогом ЦБО-государства была и нацистская Германия с ее обожествляемым фюрером, мощным административным аппаратом и государственной мифологией.

Примеры иного рода демонстрирует Юго-Восточная Азия, "западно-восточные гибриды" которой усваивают достижения Европейской цивилизации, сохраняя, насколько это возможно, свою самобытность. Грандиозный подъем экономики Китая стал одним из самых значительных событий конца ушедшего века.

Откуда следует, что глобальная смута - не единственно возможный вариант обозримого будущего землян. Очередной акт вековечной исторической драмы может быть сыгран и по-новому!

Анатолий Сирота
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» (Дортмунд), № 7(70), 2003.


Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Закономерности истории    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Разработка сайта w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех