Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Закономерности в немецкой истории
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
Среди множества афористических высказываний об истории два повторяются особенно часто: "история ничему не учит" и " история повторяется".
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Часть 5. Расколдовывание мира


Рассмотрев в предыдущей статье, как говаривали в старину, "в самом сжатом изложении" некоторые из исходных идей вождя немецкой Реформации Мартина Лютера, постараемся теперь оценить влияние этих идей на духовную культуру Европы. Как указывалось ранее, историческое творчество Лютера не было явлением внезапным, чудесно возникшим «на пустом месте»: «предуготовленное историей», оно, с одной стороны, «вписалось» в исторические закономерности, а с другой - мощно на них повлияло.

Какие именно закономерности оказались в сфере влияния Лютера? Важно подчеркнуть: в том числе и наиболее существенные (фундаментальные) закономерности, охватывающие общественную жизнь в целом, ее глубинное течение. Поясним, что имеется в виду, для чего нам придется, как мы это уже не раз делали в прежних статьях, на время расстаться с Лютером. Согласно весьма распространенной точке зрения, человек в ходе истории не меняется: "каким он был, таким остался", люди прошлого были подвержены тем же страстям, так же «любили и страдали», как и мы.

По-иному подходит к этой проблеме исторический материализм. «Общественная история людей есть всегда лишь история их индивидуального развития, сознают они это или нет» - эта емкая формула философии истории принадлежит Марксу. Но что следует понимать под индивидуальным развитием? Раскрыть содержание формулы Маркса помогает относительно новая (она сложилась лишь в прошлом веке) ветвь психологической науки – историческая психология. Индивидуальное развитие человека - это путь от почти полностью лишенной индивидуальных признаков особи в первобытной общине до способной к самостоятельному мышлению личности в современном гражданском обществе.

На этом пути менялось не только «содержание» сознания людей - эволюционировали и сами психические процессы. Люди прошлого не только знали меньше нас, они и мир воспринимали, и думали не так, как мы. Схематизируя сложный процесс эволюции сознания, психология выделяет несколько его последовательно сменявшихся исторических типов: мифологическое (магическое) сознание древности, религиозное сознание Средневековья, рациональное сознание современности. Реальное положение дел, как обычно, сложнее научной схемы.

Если первый и последний типы сознания различаются принципиально, то второй его тип - религиозное сознание - носит переходный характер и совмещает в себе некоторые особенности двух других типов: связи мифа с религией и религиозной философии с рациональным мышлением достаточно очевидны. Вообще, правильнее будет сказать, что каждый из последующих типов сознания не вытесняет полностью предыдущий, а как бы «надстраивается» над ним, сохраняя какие-то его ценные особенности. Для мифологического сознания такими особенностями являются глубокая интуиция, эмоциональность, метафоричность, которые обусловливают, в частности, тесную связь мифа с искусством.

К тому же, носители старых и новых типов сознания сосуществуют; более того, «старая и новая психика» часто соседствуют в одной и той же голове, не причиняя обладателю такой головы дискомфорта. Несмотря на эти оговорки, можно смело утверждать: постепенное вытеснение мифологического сознания древности рациональным сознанием современности, «демифологизация сознания» - это грандиозный исторический сдвиг, меняющий основное содержание духовной культуры. Но что же представляет собой мифологическое сознание?

Согласно одному из определений, миф - это вымысел, который осознается как реальность. Термин этот сейчас у всех на устах: журналисты привычно называют мифом любое групповое мнение, с которым они не согласны. Научное представление о мифологическом сознании неизмеримо сложнее: оно фиксирует некую самодостаточную архаическую структуру сознания, принципиально отличающуюся от современной. Для того чтобы ее реконструировать, культурологи исследуют древние мифы.

При этом выясняются удивительные вещи! Даже очевидные, само собой для нас разумеющиеся, представления о пространстве и времени были совсем иными у людей, живших в мире мифов. В том числе и у древних германцев, о чем поведали ученым Эдды - собрания мифов, составленные в средние века в Скандинавии. Демифологизацию сознания можно проиллюстрировать на примере европейского искусства. В мифологическую эпоху изображение божества не отделялось от самого божества: для древних греков статуя бога в храме была самим богом.

И это притом, что одному и тому же богу посвящалось множество храмов! По иному относился к своим картинам художник Ренессанса. Слагая красочные гимны мадонне, он понимал, что на холсте - лишь изображение Богоматери, но не она сама. Такое преодоление мифа стало важнейшей предпосылкой расцвета ренессансного искусства и в дальнейшем привело к тому, что объектом живописи стала вся действительность.

Художник Ренессанса смотрел на изображаемое им пространство как бы извне - точка зрения, возможная только по достижении достаточно высокого уровня индивидуального развития, когда личность начинает выделять себя из окружающей среды. Зримое выражение этой тенденции – автопортреты художников.

Со второй половины XV в. итальянские художники начинают изображать себя среди персонажей картины, но честь создания первого автопортрета в современном понимании этого слова принадлежит двенадцатилетнему немецкому мальчику. Было это в 1484 году, мальчика звали Альбрехт Дюрер.

Альбрехт Дюрер. Автопортрет. 1490 г.
Последнее обстоятельство тем более любопытно, что становление сознания детей воспроизводит историю сознания человечества: так же как и нашим далеким предкам, детям свойственно воспринимать вымысел как реальность. Соответственно, демифологизацию сознания можно уподобить взрослению человечества, но взрослению чрезвычайно медленному и неравномерному.

Даже в наиболее «повзрослевших» современных обществах далекое прошлое все еще сохраняет власть над умами множества людей. В подтверждение достаточно упомянуть о популярности астрологических прогнозов среди некоторых из наших, в целом рационально мыслящих, современников. К пережиткам мифологического сознания относится и нечувствительность к логическим противоречиям, в том числе и внутренняя противоречивость учения Лютера, о которой говорилось в предыдущей статье.
Вождя немецкой реформации «не беспокоят» скачкообразные переходы из одной крайности в другую в суждениях по ключевым проблемам его учения - обе крайности мирно сосуществуют. Но могло ли быть иначе? Стройная, логически не противоречивая система взглядов оказалась бы несовместимой с Реформацией - «путешествием в будущее под флагом прошлого».

С демифологизацией сознания тесно связана также растущая способность к абстрактному мышлению. Можно утверждать, что уровень абстрактного мышления – это своего рода мера рациональности сознания. В масштабах истории, абстрактное мышление – явление сравнительно новое. Впервые знакомившиеся с бытом народов Севера путешественники с удивлением отмечали, что в языках этих народов есть множество обозначений для разных видов и состояний снега, но нет обобщающего понятия «снег». Древним германцам были чужды современные представления об абстрактном (не заполненном предметами) пространстве и абстрактном (не заполненном событиями) времени.

Прошли века, и развитое абстрактное мышление легло в основу науки. Создавая свои понятия и термины, наука отбрасывает все несущественное для решения данной конкретной задачи, «абстрагируется» от него. О том, как далеко зашла на этом пути современная наука, можно судить по абстрактным - полностью утратившим наглядность - математическим мирам теоретической физики. Не осталось в стороне от абстрактизации мышления и искусство: в начале ХХ в. возникла абстрактная (нефигуративная) живопись.

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что, так же как и любая другая крайность, чрезмерная абстрактизация опасна: она ведет к обеднению эмоционального мира человека. В мире абстракций живет и историческая наука. Абстракцией является уже само понятие об исторической закономерности. Вводя это понятие, мы отбрасываем вполне очевидные незакономерные явления, не отменяющие, с нашей точки зрения, общей закономерной тенденции.

Научной абстракцией являются и типы сознания: мы говорим о демифологизации - становлении рационального сознания - как о закономерности развития человечества, хотя, как об этом уже упоминалось выше, некоторые характерные черты древнейших типов сознания широко представлены в нашем же окружении. Демифологизация, стало быть, процесс непрерывный, а мы его делим на периоды, усматривая в каждом из них преобладание сознания определенного типа.

Так же поступают историки, когда они, выделяя существенное, разграничивают исторические эпохи, обозначая их соответствующими терминами (например, античность, Средние века, Возрождение), хотя о временных границах между эпохами существуют разные мнения. Напротив, ненаучному (обыденному) мышлению с его слабо развитой способностью к абстрактным суждениям свойственно акцентировать черты общности и отсутствие четких временных границ между эпохами и периодами.

Для обыденного сознания характерны крайние точки зрения, как, например, в нашем случае: «человек на протяжении истории не меняется» - «сознание человека меняется непрерывно». Будем считать такой взгляд на мир еще одним проявлением "неизжитости" мифологического сознания нашими современниками и вернемся, наконец, к Лютеру. Как говорилось об этом в предыдущей статье, Лютер отверг насаждавшуюся католической церковью веру в спасение души посредством индульгенций и других «богоугодных» дел.

Лютеране также радикально преобразовали христианский культ, отказавшись, в частности, от почитания мощей, икон и реликвий. Перед нами закономерный этап на многотысячелетнем пути «расколдовывания» мира: постепенного отказа от такой характерной особенности мифологического сознания, как вера в магические ритуалы. По определению, магия (колдовство) - это комплекс ритуальных обрядов, имеющих целью воздействовать на сверхъестественные силы для получения материальных результатов.

Но для последователей Лютера лечение недугов путем прикосновения к святым мощам или чудотворной иконе - действия, напоминающие приношение первобытными людьми жертв идолам в надежде на хороший урожай или удачную охоту. Чтобы ясно представить себе тот переворот, который произвела в умах верующих Реформация, достаточно сопоставить обращенный к Богу молебен о ниспослании дождя (магическое по существу своему действие) и уверенность Лютера в том, что никакими молитвами и добрыми делами нельзя заслужить милость Бога и добиться спасения.

Наряду с расколдовыванием мира, в Реформации нашла свое выражение еще одна характерная особенность рационализации сознания, о которой говорилось выше: становление абстрактного мышления. Применительно к истории религиозных верований оно проявляется прежде всего как преодоление политеизма (многобожия). Религиозные верования прошли длительный путь абстрактизации. Греки времен античности поклонялись не только дюжине богов-олимпийцев, но и нимфам - божествам природы: наядам рек, дриадам деревьев, ореадам гор.

У каждого из живших по соседству с Римской империей германских племен были свои боги, которым оно поклонялось в священных рощах. Позднее племенных богов заменили боги общегерманские, каждый из которых, подобно греческим богам, имел свою "специализацию". Подобно грекам, германцы верили также и в духов природы: эльфов, троллей, гномов. По сравнению с этим политеизмом древних, понятие о Боге, выработанное монотеистическими религиями, свидетельствует о значительно более высоком уровне абстрактного мышления.

Путь к нему был далеко не простым. Как и положено развитию, эволюция религии не происходила непрерывно и равномерно "по всему фронту": были и прорывы, первоначально на каком-то одном направлении, были и временные отступления. Колоссальный шаг вперед был сделан в Древнем Израиле, народ которого уверовал в единого, не имеющего видимого образа абстрактного Бога, в то время как его великие соседи - Египет, Месопотамия, Греция - поклонялись множеству человеко - и звероподобных божеств.

Вошедшее в Библию "Пятикнижие Моисеево" можно назвать манифестом, призывающим к расколдовыванию мира. Существование других богов и магических сил в нем категорически отрицается: " не колдуйте и не гадайте" - говорится в третьей из его книг (Лев.,19:27). Христианство пришло к менее абстрактному варианту религии. Это и изобилующий реалистическими подробностями рассказ о земной жизни и мученической кончине воплотившегося в человека Бога, и культы Богоматери и целого сонма канонизированных церковью святых, среди которых есть врачеватели определенных болезней и покровители многих конкретных видов хозяйственной деятельности.

Но именно эти качества христианства, приблизившие его к сознанию широких масс, позволили ему стать господствующей идеологией Запада. Прошло полторы тысячи лет, прежде чем Реформация возобновила движение религии к абстракциям более высокого порядка. Бог Лютера, не передоверяющий свои функции церкви, вступающей в финансовые отношения с людьми, значительно абстрактнее Бога католического.

Абстрактизация религии протестантами нашла свое наглядное выражение в отказе не только от культа множества святых, но и от всего того, что могло отвлекать верующих от прямого общения с Богом: театрализованных богослужений и религиозных процессий, пышной архитектуры и роскошного убранства храмов, включающего произведения религиозной живописи, порой весьма реалистические. Характерно: в церквях лютеран широкое применение нашло лишь одно из искусств, самое абстрактное из всех - музыка.

Практическое осуществление этих преобразований, к сожалению, обернулось для искусства Европы величайшим несчастьем, наглядно продемонстрировав противоречивость процессов общественного развития. Толпы фанатических приверженцев новой веры по всей Европе врывались в церкви и монастыри, уничтожая их внутреннее убранство (Bildersturm). Как и прежде, проверяя Реформацию «на закономерность» и поэтому старательно делая акцент на повторяемости событий, мы и в данном случае укажем на предшественников «бильдштурмистов»: ими были иконоборцы Византии, где в VIII в. императорским эдиктом почитание икон и мощей было объявлено идолопоклонством.

Пытаясь утвердить высшую духовность христианской веры, настаивая на непознаваемости Бога, фанатики-иконоборцы уничтожали в храмах все мозаики, фрески и иконы с фигурными изображениями и заменяли их орнаментами. Итак, ко времени Лютера сознание значительной части его современников, так же как и его собственное сознание, достигли такого уровня демифологизации, на котором стало возможным создание нового варианта христианства – более абстрактного и очищенного от некоторых «пережитков» более древних верований.

Осуществив эту частичную демифологизацию христианства, Реформация создала условия для последующего подъема религии на еще более абстрактный уровень, который можно определить как пантеизм - философское учение, сливающее в единое целое Бога и Природу. Пантеизм был свойственен ряду крупнейших ученых современности, допускавших, что во Вселенной, наряду с незыблемыми законами физики, действует также и какое-то Высшее начало.

К числу этих ученых относится и Альберт Эйнштейн с его знаменитым обменом телеграммами с одним из раввинов Нью-Йорка. "Верите ли Вы в Бога?" – спросил раввин. "Я верю в Бога Спинозы, открывшегося в гармонии всего бытия, а не в Бога, интересующегося судьбой и действиями людей", – ответил Эйнштейн. (Учение жившего в XVII в. философа Баруха Спинозы - классический пример пантеизма.)

Вспоминается и одно из интервью Андрея Сахарова, где он говорил о каком-то внутреннем нематериальном смысле существования Вселенной, "без которого скучно жить". От первобытной магии через политеизм и монотеизм к нематериальному смыслу Вселенной - таков путь религиозных исканий человечества. Лютеранство - одна из важнейших стадий на этом закономерном пути "возвышения религии".

Анатолий Сирота
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» (Дортмунд) № 12 (99), 2005


Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Закономерности в немецкой истории    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Разработка сайта w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех