Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Европейская мозаика
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
«На побережье Коста-Брава я видела все!» - гордо сказала мне одна заядлая путешественница. «А в Жероне ты была?» - спросила я. Жерона - Крит и Афины
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Хорватский травелог


Полюбите Хорватию!

После прошлогодней поездки в Хорватию я впервые взялась не за привычную статью-путеводитель, а за травелог – рассказ о путешествии. Почему? Немного обидно за эту недооцененную нашими туристами страну (одна знакомая спросила меня – а там разве есть море?). Хочется поделиться своими неожиданно сильными впечатлениями и «заразить» читателей любовью к Хорватии, а цифры и факты каждый может самостоятельно найти в книгах и в Интернете.

Для начала, о том, где именно мы были. Нам хотелось непременно посетить самые знаменитые хорватские города - Сплит и Дубровник, а они находятся на юго-западе Хорватии, в Далмации, поэтому мы ориентировались на среднюю Далмацию, на ту часть адриатического побережья, которая называется Макарска Ривьера.

Вид на горный массив Биоково с нашего балкона.
Вид на горный массив Биоково с нашего балкона.
Ее центр - крупный курортный город Макарска, а к северу, в сторону Сплита, и к югу, в сторону Дубровника, рассеяны приморские курорты поменьше. Путешествовать по Далмации – сплошное удовольствие, хоть на автомобиле, хоть на экскурсионном или рейсовом автобусе.

Отличные автострады, современные автобусы с кондиционерами, солидные вежливые водители, а главное – восхитительной красоты приморская дорога. С одной стороны встают среди бирюзовых вод гористые острова.
Их так много, что иногда кажется, будто за окном вовсе не море, а огромное горное озеро, широкая река с крутыми берегами или фьорд. С другой стороны высится каменная громада - горная цепь Биоково. На узкой полоске между горами и морем, среди зелени пиний, «врастают» в склон курортные городки.

Романтичный порт в  Подгоре.
Романтичный порт в Подгоре.
Подгора (всего1500 жителей) была выбрана нами не только из-за удобного расположения между Сплитом и Дубровником. Этот городок - чудо уютности и живописности.

Не сразу поймешь, в чем, кроме очевидных красот – гор, моря, старой гавани, толстенных пальм и цветущих лиловых бугенвилий на набережной, - заключается его прелесть. Наверное, в непринужденной, очень домашней атмосфере.
Набережная не отделена от жилой части города, и местные обитатели воспринимают ее как часть своего дома: вытаскивают к воде столики, стулья и отдыхают у всех на виду. Через улицу бегают официанты с подносами, повсюду снуют кошки, рыбаки предлагают сегодняшний улов, кто-то продает прямо с машины только что собранные персики и виноград, кто-то выходит в море на яхте или лодке. Подгора, со своей симпатичной мешаниной из домов, улочек-лестниц, растений, судов, снастей, напоминает придуманные Александром Грином романтические города Лисс и Зурбаган.

В одном из этих домов у самой воды мы жили.
В одном из этих домов у самой воды мы жили.
Вдоль набережной тянутся рестораны и кафе. Поражает качество и обилие видов кофе, который заваривают здесь очень крепко. Ключевое слово для хорватской кухни – естественность.

Натуральный вкус продуктов оттеняют, но не заглушают, всевозможные травки-приправки. Популярное блюдо «мешанэ» – мясо нескольких сортов, приготовленное на гриле - напоминает о болгарской кухне, а жареные сардинки здесь не хуже, чем у одесских хозяек.
Поскольку в этих краях долгое время господствовали венецианцы, местные жители знают толк в пицце и прочих итальянских кушаньях. Не хотите питаться в кафе – можно поселиться в апартаментах и жарить свежую рыбу, покупать в булочной-пекаре теплые пироги-буреки «с сиром» и «с месом», наслаждаться вкуснейшими и очень разнообразными молочными продуктами. Хорваты всерьез обеспокоены тем, что после вступления страны в Евросоюз их старинные уникальные рецепты будут унифицированы, так что спешите!

Фрагмент экспозиции Кошачьего кабинета
Пляж в Подгоре.
С общением проблем не возникает. Хорваты очень приветливы (но без навязчивости и подобострастия), к русскоязычным гостям они относятся с искренней теплотой. К тому же, хорватский язык удивительно похож на русский, хотя понятные нам слова используются в непривычном значении: бухта – лука (сравнить с «лукоморье»), мороженое – сладолед, пожалуйста – молим, до свидания – до видженя, спасибо – хвала, жидкий – текучий, ювелирный магазин – златарня, пирог – колач, площадь – трг.
Есть и почти абсолютное сходство: добар дан, добро ютро, риба, млеко, едан, два, три, празник, град, улица. Продавцы и официанты вежливо спрашивают: изволитэ? Забавно звучит популярное название отеля – «Примордие» («Приморье»). Наконец-то я узнала, что означает несимпатичное слово «Ядрань» (был в Москве такой югославский магазин): это, оказывается, Адриатика! Далматинские пляжи довольно узки, в разгар сезона на них тесновато, зато прямо на берегу растут пинии, склонившиеся в сторону моря.

В первой половине дня на пляжах очень тенисто, и можно лежать у воды под сенью деревьев вместо зонтика. Пляжи почти везде галечные, но галька не крупная, специальные пластиковые тапочки и складные матрасики, которые везде продаются, сводят неприятности от гальки к нулю. Море у берега довольно глубокое, совершенно безопасное (острова преграждают путь медузам и акулам), чистейшее и, благодаря светлой гальке, неправдоподобно бирюзовое. Иной раз кажется, что дно совсем близко, а до него и не достать - так прозрачна вода.

Вид на Дубровник со смотровой площадки.
Вид на Дубровник со смотровой площадки.
Дубровник: «город, летящий в небе»

Если вы путешествуете по Далмации на автомобиле, можно многое осмотреть самостоятельно, в том числе и острова, на которые вас доставят паромы. А для «бесколесных» путешественников местные турбюро предлагают автобусные и комбинированные (автобус плюс катер) экскурсии по всей Далмации. (Возят и в соседнюю Боснию, и в природные заповедники на севере Хорватии, но это, все же, далековато.)

Дубровник. Проход по крепостной стене.
Дубровник. Проход по крепостной стене.
Нашей первой целью стал прославленный Дубровник. Исторический Дубровник расположен на полуострове (картина, характерная для Далмации), поэтому старый город в кольце крепостных стен совершенно отделен от современного.

Чистый силуэт Дубровника не нарушает инородная архитектура, его улицы свободны от автомобилей. Некий далматинский поэт в свое время назвал Дубровник «городом, летящим в небе».

Это очень верно, но можно сравнить окруженный водой город и с плывущим кораблем: крепостные стены – борта корабля, проход по ним – верхняя палуба, а город внутри стен – нижняя.
К сожалению, фотографии не в силах передать всей прелести прогулки по крепостной стене Дубровника, когда справа видишь море и мощные башни укреплений, а слева – крыши под красной черепицей, над которыми поднимаются горы.

Вид на Страдун с крепостной стены.
Вид на Страдун с крепостной стены.
В городе не заметно никаких следов войны 1991-95 гг., когда Дубровник, находящийся под охраной ЮНЕСКО, подвергался бомбардировкам и горел. Только черепица на многих крышах подозрительно новенькая… На площади перед кафедральным собором сосредоточены красивейшие здания города.

Наиболее интересные храмы, дворцы и ратуши Далмации - позднеготические и ренессансные, построенные в 14 -15 вв., когда у Далмации были тесные связи с Венецией и еще не были забыты отношения с Византией. Но и готика, и ренессанс, пришедшие в эти края с опозданием, здесь весьма своеобразны, поэтому для точности о прекрасных образцах «далматинского архитектурного коктейля» следует говорить «далматинская готика» и «далматинский ренессанс».
Барокко же представлено менее оригинальными постройками. Вот и дубровницкий кафедральный собор, равно как и стоящая рядом с ним пышная барочная церковь впечатляют меньше, чем дворцы с готическими окошками, лоджиями и пышными резными капителями (далматинцы - знаменитые резчики по камню). Но главное – не здания по отдельности, а цельное впечатление от площади, где нет ни одного банального и портящего ее вид сооружения.

Дубровник. Площадь перед Кафедральным собором.
Дубровник. Площадь перед Кафедральным собором.
Нашей особой целью были внутренние дворы двух монастырей – Францисканского и Доминиканского (14 в.). Странно, что в этих чудесных дворах, не уступающих по красоте итальянским (колонны с изумительно тонкой резьбой) немноголюдно, хотя туристов в городе толпы, в особенности на главной улице под названием Плаца или Страдун (от итальянского Strada – дорога). Страдун пересекает город от Пильских ворот до выхода в гавань.

Эту широкую, по здешним меркам, улицу очень украшают отполированные до блеска миллионами подошв плиты мостовой, в которых отражаются фасады добротных далматинских домов.
Внутренний дворик  Доминиканского монастыря.
Внутренний дворик Доминиканского монастыря.

Они сложены из крупных кубов светлого тесаного камня, между которыми проложен толстый слой темного цемента. Оконные переплеты и ставни здесь принято красить в темно-зеленый цвет.Справа и слева в Страдун, как в реку, вливаются узкие улицы-лестницы. (Стоит добавить, что в далматинских городах исключительно чисто, никаких «задворок» мы ни разу не видели, не говоря уж о мусоре.)

На одной из этих улочек под названием «Zudioska» располагалось некогда еврейское гетто. Со Страдуна можно было войти в гетто только через охраняемые ворота, а с противоположной стороны улица была замурована. Сейчас здесь находится дубровницкая синагога.

Остров Брач: под сенью вековых пиний

Морские экскурсии на Макарской Ривьере организованы очень толково. Туристов из курортных городков привозят на автобусах в порт Макарски (где, кстати, красивейшая набережная, с которой полностью виден горный массив Биоково). Если поездка с сопровождением, то по прибытии на место разноязыких путешественников разделяют на группы и ведут экскурсии на хорватском, английском, французском, немецком, русском.

В пути объявления делаются поочередно на всех пяти языках. Экскурсоводы работают на совесть и в конце поездки с чувством благодарят туристов: спасибо, что вы выбрали для своего отдыха нашу страну!

Вид на Биоково с набережной  Макарски.
Вид на Биоково с набережной Макарски.
Отправившись в автобусно-морскую экскурсию на большой остров Брач, мы, однако, были предоставлены сами себе. Гуляли по импозантной набережной элитного курорта Бол, любуясь фасадами дворцов и гаванью; поднялись к Францисканскому монастырю, стоящему среди гигантских – таких больше нигде не видели - пиний и окруженному ступенчатым садом, который разбили в свое время монахи.

Монастырь с его непритязательной красотой характерен для местной архитектуры: колокольня с несколькими поясами колонн, гладкие толстые стены, порталы со скромной резьбой. В алтаре монастырской церкви – нежданный сюрприз: подлинная картина Тинторетто.

Набережная города Бол на острове Брач.
Набережная города Бол на острове Брач.
В этой поездке нас постигло единственное за весь отпуск разочарование. Главным аттракционом Макарской Ривьеры считается уникальный пляж «Златни Рат» - Золотой рог.

Эффектные фотографии пляжа, сделанные с высоты, украшают все турбюро: пляж врезается в море острым углом, а в пляж, тоже острым углом, врезается лес. Провозглашается, что это лучший песчаный пляж Европы! Конечно же, после прогулки к монастырю мы отправились на «Златни Рат».
Дорога к пляжу в тени старых пиний очень приятна: ряды дорогих отелей и вилл, сувенирные киоски, живописные обрывы к морю, а внизу – укромные песчаные бухточки, где очень хотелось задержаться. Но нет же! Мы упорно шли к знаменитому пляжу с толпой туристов, специально приезжающих на Брач, дабы насладиться этим чудом природы.

Наконец, пришли… чтобы увидеть совершенно прозаические ряды зонтиков и шезлонгов, огромное количество людей, лес, сплошь заставленный пошлыми киосками. Море далеко, а главное – никакого песка! Вся широченная полоса пляжа покрыта раскаленной галькой.

Пока доберешься до воды, чувствуешь себя вовсе не в раю, как предполагалось, а прямо противоположно – словно грешник на сковороде. Кроме того, на этом пляже, именно из-за его небывалой ширины, отсутствует главное очарование здешних мест – склонившиеся над водой пинии. Но нет худа без добра: после посещения каменистой пустыни под названием «Златни Рат» тенистый пляж в Подгоре стал нам еще милее.

Дорога на вершину Свети Юрай.
Дорога на вершину Свети Юрай.
Биоково: «корни в море, лоб в молниях»

Эта экскурсия была поистине романтической – на четырех миниавтобусах многоязычные туристы отправились в заповедник Биоково, на ту самую гору, которая возвышается над побережьем Макарской Ривьеры и которой мы каждый день любовались с нашего балкона. Ах, эта гора! «Корни в море, лоб в молниях», - говорят о ней местные жители. Будь она где-нибудь на Лазурном берегу Франции или в Италии, ее запечатлели бы великие художники, воспели бы знаменитые путешественники, и она стала бы известна всему свету.
Но многие ли за пределами Хорватии знают о Биоково? Меж тем это целая горная страна захватывающей красоты. А на вершине Свети Юрай, на высоте 1800 метров, стоит над пропастью маленькая часовня – левитановский сюжет «Над вечным покоем» по-далматински.

Часовня на вершине Свети Юрай.
Часовня на вершине Свети Юрай.
Чем выше – тем грандиознее пейзаж и тем опаснее дорога, не уверенному в своих силах водителю стоит это учесть! К счастью, наш шофер по имени Томас и по прозвищу «Шумахер» (он же очень колоритный немецкоязычный экскурсовод) был настоящим ассом. Всю дорогу Томас развлекал нас, как мог: сыпал шутками, угощал горькой настойкой на травах, устроил пикник с горячим кофе из термосов и вкуснейшей местной выпечкой, продемонстрировал живого скорпиона и рассказал много интересного о природе заповедника.
Корчула: на родине Марко Поло

На остров Корчула, в одноименный город, мы прибыли из порта Макарски на экскурсионном катере. Корчула, основанная античными греками, – самый знаменитый из далматинских островных городов, сюда заходят все круизные суда. Корчулу называют сестрой Дубровника: это тоже город на полуострове, обнесенный крепостной стеной с мощными башнями. В планировке Корчулы сочетаются упорядоченность, редко свойственная средневековым поселениям, и нестрогая симметричность живого организма.

Корчула. Дом Марко Поло.
Корчула. Дом Марко Поло.
Карта города напоминает сужающийся древесный лист, который своим «черенком» соединяется с сушей. От продолжающей «черенок» главной улицы расходятся в обе стороны улочки-лестницы, каждая из которых спускается к морю. Причем организованы они в каком-то естественном природном порядке, что еще больше усиливает сходство с листом. Говорят, что улицы Корчулы проложены под таким углом, чтобы защитить жителей от зимних ветров и летнего зноя.

С одной стороны город-«лист» обтекает широкая набережная с пестрой лентой кафе. Центральная площадь - ратуша, дворцы знати, собор с оригинальной колокольней и резным порталом - очаровательна, но все же главная прелесть Корчулы – улочки, особенно живописные в широкой части «листа», где жили люди побогаче.
Дома здесь не простые: то и дело попадаются готические окна, характерные массивные консоли, маленькие балкончики и прочие милые детали. Считается, что в Корчуле в середине 13 столетия родился знаменитый путешественник Марко Поло. Туристам демонстрируют его дом, из окон которого открывается красивый вид на собор. В местном музее – еще одно далматинское чудо – хранятся подлинные рисунки Леонардо да Винчи!

Малое Соленое озеро на острове Млет.
Малое Соленое озеро на острове Млет.
Остров Млет: в адриатическом раю Из Корчулы наш путь лежал на небольшой остров-заповедник Млет. Это настоящая глушь: паром из Дубровника приходит сюда всего раз в день.

На Млете нет даже банка! Считается, что именно здесь Одиссей томился в плену у нимфы Калипсо. Ему можно позавидовать!

В отличие от прочих далматинских островов, где деревья растут лишь в прибрежной зоне, Млет весь покрыт реликтовыми пиниями.
Внутри острова есть два соленых озера – Большое и Малое, которые соединены между собой и с морем узкими каналами. Изумрудная вода соленых озер на 5 градусов теплее, чем в море, купаться в них – необычайное удовольствие.

Остров Млет. Бенедиктинский монастырь на островке в Большом Соленом озере.
Остров Млет. Бенедиктинский монастырь на островке в Большом Соленом озере.
Через звенящий цикадами пиниевый лес, по высокому берегу Малого озера, мы вышли к Большому озеру и на мини-катере пустились в плавание к «игрушечному» островку с Бенедиктинским монастырем, который смотрится средь озерной глади как декорация к какой-нибудь исторической пьесе.

Городов на Млете практически нет, лишь на берегах моря и озер разбросаны группы домиков и небольшие отели. Если вы хотите на время забыть о цивилизации, Млет – лучшее для этого место!

Трогир: город сияющей белизны

На север Далмации – в сторону Сплита и Трогира - мы поехали самостоятельно, благо автобусов из Макарски ходит в ту сторону много и расстояния не столь велики. Из чисто практических соображений решили начать с Трогира, поскольку выбираться оттуда сложнее и дольше, чем из Сплита. Маршрут оказался удачным: при всей неповторимости Сплита, именно Трогир неожиданно стал для нас самым сильным впечатлением этой поездки.

Колокольня собора в Трогире.
Колокольня собора в Трогире.
Трогир - маленький компактный город-остров. От материка он отделен довольно широким искусственным каналом, через который переброшен мост, а со стороны моря соединяется другим мостом с ближайшим островом.

Все города Далмации (кроме Сплита) запомнились как очень светлые, поскольку далматинский камень, из которого они построены, почти белый, но Трогир – город какой-то сияющей белизны.

Его узкие улочки настолько живописны и по-домашнему уютны, что мы с трудом заставили себя покинуть их и выйти на центральную площадь.
Если о площадях Дубровника и Корчулы можно сказать, что они не уступают итальянским, то площадью Трогира даже Италия гордилась бы! Здесь прекрасно не только каждое здание само по себе – ратуша, дворец, собор с кружевной колокольней, часовая башня с лоджией. Гармония в соотношении размеров площади и строений, перекличка колокольни и часовой башни, фасадов дворца и ратуши делает эту площадь совершенным архитектурным организмом.

Резной портал собора в Трогире.
Резной портал собора в Трогире.
Портал собора в Трогире знаменит своей резьбой. Местный камень довольно мягок, поэтому сохранность резьбы не блестящая, но и возраст солидный – 1240 год!

В интерьере собора тоже много резьбы по камню и дереву, сочной, иногда даже избыточной. Панорамы, открывающиеся с колокольни собора и с единственной крепостной башни на набережной, – красивейшие из виденных нами в Далмации. Слаженностью городского ансамбля Трогир, пожалуй, может соперничать даже с Дубровником.
С набережной, обращенной к ближнему острову, и с ведущего на остров моста, открываются все новые виды на город, который, в отличие от Корчулы и Дубровника, не обнесен крепостной стеной. Фасады, крыши, колокольни с каждым шагом по-иному компонуются в обрамлении неба, моря и гор.

Вид на набережную Трогира с крепостной башни.
Вид на набережную Трогира с крепостной башни.
Сплит: на руинах античного величия

Не хотелось расставаться с Трогиром, но нас ждала главная цель всех туристов – Сплит!

В прочитанных перед поездкой книгах подробно описывалось, как выглядел возведенный в самом начале 4 века н. э. гигантский (30.000 кв. м) дворец римского императора Диоклетиана, на руинах которого вырос средневековый Сплит.
Сложный дворцовый комплекс ушедшего на покой императора, уроженца Далмации, был подлинным чудом архитектуры, снимки уцелевших фрагментов дворца очень эффектны, поэтому я ожидала увидеть нечто потрясающее. Но в действительности гибрид античных руин и средневекового города производит странное впечатление.

Здесь чувствуется некое смещение масштабов: в стены дворца, ставшие внешними стенами укрепленного города, между остатками колоннад встроены жилые дома, которые, в сравнении с грандиозными руинами, выглядят весьма прозаично. В отличие от прочих далматинских городов, пронизанных светом, открытых морю и небу, старый Сплит тесен и темноват. Мало воздуха, все зажато.

Собор в Сплите.
Собор в Сплите.
По сравнению с невероятно узкими улицами, дома непропорционально высоки, и к тому же, кроме нескольких палаццо, довольно незатейливы. При этом в Сплите есть памятники совершенно уникальные – собор, перестроенный из мавзолея Диоклетиана (знал бы он!), который украшает поразительная по уровню исполнения резьба, в том числе - резные деревянные двери 13 века (я сверяла дату по двум путеводителям: в это трудно поверить, глядя на них.)

Ажурная колокольня собора рядом с античными колоннадами и карнизами – все сохранилось! – смотрится поразительно. В центре города можно увидеть почти не искаженный позднейшими пристройками фрагмент дворца – Перестиль.
Хороша уютная площадь перед маленьким храмом Юпитера, переделанным в Баптистерий и тоже сохранившим пышные античные карнизы. Интересны и хозяйственные постройки дворца с выразительными мощными сводами. Но, несмотря на все эти драгоценные детали, городу в целом недостает обаяния.

Баптистерий (бывший храм Юпитера). Фрагмент античной резьбы.
Баптистерий (бывший храм Юпитера). Фрагмент античной резьбы.
Перед отъездом я прочитала замечательную книгу Марена Фрейденберга «Евреи на Балканах», где рассказывается история некоего Родриги – выходца из Португалии, который в 16-м веке разработал, как сказали бы мы сейчас, «комплексный проект» постройки в Сплите крупного порта со всей необходимой инфраструктурой.

Сплит находился тогда под властью Венеции, и венецианские правители, хотя и с немалыми сложностями, приняли проект к исполнению.
Сплитский порт был благополучно построен, обогатив и город, который стал успешно конкурировать с Дубровником, и предприимчивого Родригу. Родрига же на волне этого успеха умудрился заручиться у венецианских правителей немалыми льготами для своих единоверцев, и благодаря ему еврейство Сплита и всего Адриатического побережья процветало в течение двух столетий.

В Сплите местные жители настолько мирно сосуществовали с евреями, что когда в начале 18 века в городе намечался погром, горожане Сплита встали у ворот гетто с оружием и остановили погромщиков – история небывалая. В северо-западной части старого города, именно там, где было гетто, есть улица, которая так и называется «Rodrigina», с мемориальной доской на одном из домов в память об основателе сплитского порта. Сравнила старинный рисунок из книги Фрейденбера и свое фото этой улицы – почти ничего не изменилось!

Любимая Кошка Автора
Сплит. Родригина улица.

Сплит был нашим последним впечатлением от Далмации – этого приветливого ласкового края, в котором хорошо и путешествовать, и просто блаженствовать на морском берегу, слушая плеск волн, глядя на небо сквозь зеленые ветви пиний, вдыхая смолистый запах шишек. И чувствовать себя, как Одиссей на острове Млет, в сладком плену у нимфы Калипсо.

Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» №№ 162,163 (март-апрель 2011 г., Дортмунд)
Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Европейская мозаика    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Создание сайтов w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех