Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Европейская мозаика
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
«На побережье Коста-Брава я видела все!» - гордо сказала мне одна заядлая путешественница. «А в Жероне ты была?» - спросила я. Жерона - Крит и Афины
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

Библиотека Пикколомини в Сиене


От лаврового венка до папской тиары

Интерьер кафедрального собора в Сиене ошеломляет своим убранством, поэтому немудрено не заметить дверь в северной (слева от главного алтаря) стене храма. Тем более что внушительная фреска работы Пинтуриккио над этой дверью и пышный беломраморный алтарь Пикколомини слева от нее привлекают гораздо больше внимания, чем скромный, по сравнению с окружающим великолепием, дверной проем. Дверь ведет в библиотеку Пиккколомини (Libreria Piccolomini), один из самых совершенных интерьеров Тосканы.

Интерьер библиотеки Пикколомини
Интерьер библиотеки Пикколомини
Библиотека обязана своим появлением двум представителям благородного семейства Пикколомини. Звездный час одного из них запечатлен на уже знакомой нам фреске над входом: коронование папской тиарой кардинала Франческо Тодескини Пикколомини (1439-1503), который за месяц до своей смерти стал Папой Римским Пием III.

Именно он в 1492 г. пристроил к Сиенскому собору небольшой зал библиотеки, а в 1502 г. заключил с живописцем Пинтуриккио контракт на ее роспись.
Библиотеку кардинал основал для книжного собрания своего знаменитого дяди, Энеа Сильвио Пикколомини (1405-1464), Папы Римского Пия II. Помедлим на ее пороге, вспоминая биографию этого неординарного человека, которого современники называли «любимым сыном Сиены». Энеа Сильвио Пикколомини - типичный «человек Ренессанса», разносторонне одаренный и необычайно деятельный: блестящий дипломат, несравненный оратор, гуманист, библиофил, талантливый и плодовитый писатель. Выпускник Сиенского университета, епископ Сиены, затем кардинал, а с 1458 г. Папа Римский, он в молодости читал ночи напролет латинских авторов и даже писал весьма фривольные поэмы по образцу античных.

Широкому, как сказали бы мы сейчас, кругу читателей полюбилась новелла Пикколомини «О двух влюбленных». В переводе не немецкий язык новелла долгое время была в Германии одной из самых читаемых книг. Кстати, Пикколомини, посетив Германию с дипломатической миссией, пытался приобщить императорский двор к гуманистическим ценностям, но не преуспел в этом. Тем не менее, император Фридрих III лично чествовал итальянского гуманиста лавровым венком поэта-лауреата.

Потолок библиотеки Пикколомини
Потолок библиотеки Пикколомини
Главное из многочисленных сочинений Пикколомини, которые охватывают все литературные жанры той поры, – написанные на великолепной латыни «Записки о достопамятных деяниях». Эта не лишенная самовосхваления автобиография представлена на широком историческом фоне.

Автор описывает все, чему был свидетелем, а рассказать он мог действительно о многом: будучи кардиналом, Пикколомини служил секретарем при нескольких европейских государях и имел самое непосредственное отношение к сложной политической и церковной жизни своего времени.

Примечательно, что эту единственную в своем роде папскую автобиографию Ватикан до сих пор публикует с купюрами! Из «достопамятных деяний» самого Пия II упомянем лишь два проекта. Первый удовлетворял личные амбиции Папы.
Свою родную тосканскую деревню Корсиньяно Пий II задумал превратить в идеальный ренессансный город, дав ему свое имя - Пьенца (Pienza, от Pius). Выстроенную по строгому плану Пьенцу называют «ренессансной мечтой в камне». Уникальный город, который в 1996 г. объявлен ЮНЕСКО объектом всемирного наследия, стал образцом регулярного градостроительства для многих итальянских, а затем и европейских городов.

Второй проект Папы можно назвать общеевропейским. В 1453 г., незадолго до начала понтификата Пия II, Константинополь был завоеван турками-османами.
Мечтой Папы стало освобождение покоренных турками христианских народов от османского владычества. Он попытался объединить европейских государей для нового крестового похода, а когда его начинание не нашло поддержки, написал письмо османскому султану Мехмеду II, убеждая его креститься.

Папа Римский Пий II. Фрагмент  росписи библиотеки Пикколомини
Папа Римский Пий II. Фрагмент росписи библиотеки Пикколомини
Не встретив, как и следовало ожидать, понимания, Папа решил лично возглавить флот, идущий к Босфору. Эта затея стоила ему жизни. В надежде на поддержку европейских стран, страдающий от лихорадки престарелый понтифик ожидал в порту Анконы прибытия кораблей союзников из Венеции. Узнав, что никто не приплывет, он в одночасье умер от огорчения. Пий II вовсе не был идеальным человеком и Папой в глазах современников: его поступки, равно как и его сочинения, оценивались порой очень по-разному.

В предисловии к «Запискам о достопамятных деяниях» он писал: «Покуда Пий Второй живет среди нас, его порицают и осуждают, когда угаснет, его же будут прославлять и о нем будут тосковать, тогда как он будет уже недосягаем». Возможно, именно эти слова Папы вдохновили кардинала Франческо Тодескини Пикколомини основать мемориальную библиотеку.
Стены как «страницы»
Собственно библиотекой этот зал так и не стал. Вдоль его стен выставлены лишь немногие книги, принадлежавшие Пию II, - богослужебные манускрипты, богато украшенные миниатюрами. Книги из папского собрания рассредоточились в различных хранилищах Италии, а стены библиотеки Пикколомини словно превратились в монументальные книжные страницы, на которых мы читаем повествование о жизни Папы.

Десять фресок, выполненных Пинтуриккио в 1502-1509 гг., ковром заполняют стены зала, рассказывая о десяти эпизодах из биографии нашего героя. Вот двадцатишестилетний всадник на белом коне - Энеа Сильвио Пикколомини - отправляется на Базельский собор, а на следующей фреске он предстает перед королем Шотландии Джеймсом I в роли посла. На одной из фресок мы видим, как Фридрих III возлагает на голову Пикколомини лавровый венок, а на другой он принимает папскую тиару и имя Пий II.

Энеа Сильвио Пикколомини  отправляется  на Базельский собор.
Энеа Сильвио Пикколомини отправляется на Базельский собор.
Став папой, он канонизирует Святую Катарину Сиенскую, на соборе в Мантуе призывает христианских государей объединиться против турок, и, наконец, в последний день своей жизни тщетно ожидает в Анконе кораблей союзников… Подробные латинские подписи усиливают сходство фресок с книжными страницами.

В то же время иллюзорные архитектурные формы, обрамляющие каждую композицию, зрительно превращают гладкие стены в подобие лоджий: в арочных пролетах открываются многолюдные, сказочно-прекрасные сцены.

Все они построены сходно: уравновешенны, порой почти симметричны, с тщательно выверенной перспективой. Подробно выписанный задний план фресок - архитектурные кулисы, пейзажи, панорамы городов - не менее интересен, чем насыщенный персонажами передний.
Фрески полны занятных, порой чисто бытовых, деталей, которые хочется долго рассматривать, и нельзя не согласиться с немецким искусствоведом Карлом Вёрманом: фрески «занимательны, как новеллы, полны жизни». Творец всей этой красоты – уроженец Перуджи, ученик Пьетро Перуджино, Бернардино ди Бетто ди Бьяджо (1454-1513), получивший за малый рост прозвище Пинтуриккио («маленький художник»). Сегодняшнему зрителю более всего известен его прелестный «Портрет мальчика» из Дрезденской галереи (ок. 1500 г.). К началу работы в библиотеке он был уже автором многих фресок, в том числе – в Сикстинской капелле (1482) и в апартаментах Борджиа (1493-95) в Ватикане, в церкви Санта Мария дель Пополо (1488-90) в Риме.

Пинтуриккио нельзя назвать особенно утонченным или, тем более, глубокомысленным мастером, однако его работы полны изящества и какого-то немудреного очарования. «Его творения являются точно сказочной детской книжкой доброго старого времени», - писал Александр Бенуа.

Фрагмент росписи потолка библиотеки Пикколомини
Фридрих III возлагает на голову Пикколомини лавровый венок поэта-лауреата
Бенуа очень точно передает общее впечатление от интерьера библиотеки: «Стоит перешагнуть порог высокого и светлого библиотечного зала при Сиенском соборе, как сразу исполняешься какого-то сказочного настроения, точно пришел на праздник, устроенный для милых, ласковых детей, точно слышишь веселую музыку и вдыхаешь садовые ароматы».

И хотя тот же Бенуа отмечает поверхностность и даже «пустоватость» Пинтуриккио, от этого «сказочного настроения» нам уже не уйти. Наиболее значительный, с точки зрения истории искусства, фрагмент росписи мы видим на самой первой фреске, справа от окон.
Смелая попытка Пинтуриккио изобразить грозу над морем - с черными тучами, потоками дождя, вспышками молний и радугой – считается первым опытом такого рода в западноевропейский живописи. Оторвавшись от фресок, взглянем на потолок библиотеки. Здесь декоративный дар Пинтуриккио проявился в полной мере!

Потолок с ювелирной тонкостью и изощренностью расписан гербами Пикколомини, мифологическими сценами и причудливыми «гротесками» (росписи в стиле орнаментов, найденных в древнеримских гротах); его обрамляют слегка вогнутые треугольные «паруса», смягчающие переход к стене и зрительно делающие зал выше. Особую легкость придает росписям потолка обилие золота. Очарование этого интерьера, продуманного и оформленного одним мастером (сведения Джорджо Вазари о том, что в росписи библиотеки принимал участие Рафаэль, ошибочны), в его цельности.

Фрагмент росписи потолка библиотеки Пикколомини
Фрагмент росписи потолка библиотеки Пикколомини
Библиотека Пикколомини существует как единый художественный организм, в ней нет отдельных шедевров, но она вся – шедевр, гармонично соединяющий архитектуру с живописью.

В зале нет ни одной незаполненной плоскости, даже плитки пола радуют изысканным бело-голубым орнаментом с мотивом неполной луны – герба Пикколомини. Возникает ощущение, что мы находимся внутри расписной шкатулки.
Драгоценность, которая хранится в этой шкатулке, – мраморная скульптурная группа «Три грации», римский подлинник 4 в., повторяющий греческую скульптуру эпохи эллинизма. «Три мраморные грации, древние и прекраснейшие, кои в те времена были первой ценившейся древностью», – с восхищением писал Джорджо Вазари. Скульптура при неизвестных обстоятельствах была куплена кардиналом Франческо Пикколомини, который подарил ее библиотеке. Однако к концу эпохи Возрождения идеалы античности начали меркнуть, и все чаще звучало мнение, что «непристойное» произведение с тремя обнаженными женщинами не может находиться в соборе. Наконец, в середине 19 в.

Папа Пий IX во время визита в Сиену прямо заявил, что держать подобную вещь в святом месте – настоящее преступление, и «Три грации» переехали в музей собора. В библиотеку статуи вернулись только в конце19 в., чтобы снова на несколько лет покинуть ее в годы фашизма. Размещенная в центре зала скульптура возносится на высокой консоли как символ античности – этого плодотворного источника творчества и вдохновения для ренессансных гуманистов, одним из которых был Энеа Сильвио Пикколомини, ставший Папой Римским.
Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале «Партнер» № 4(175), 2012 г.

Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Европейская мозаика    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Создание сайтов w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех