Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота Кто такой Анатолий Сирота?
Путешествия по музейным залам
Что общего между библейскими сюжетами в искусстве и еврейскими языками
Старт :: Online проект "Маранат"
Марина Аграновская
Анатолий Сирота
Статьи :: архив
Контактная информация
Маранат на ЖЖ
История : искусство : иудаика : воспитание : путешествия
Статьи отца и дочери - Марины Аграновской и Анатолия Сироты.
Посмотреть весь архив
Еврейская культура
Библейские сюжеты
Изобразительное искусство : путешествия
Маранат хроникаНаши друзьяАрхивы. Все статьи
Что делать, чтобы наши дети не забыли русский язык? Этот вопрос часто обсуждается на страницах газет и журналов, становится
темой конференций.
Посмотреть статьи
Обучение детей : билингва

ПОТТЕРянное поколение: какие книги читают подростки?


А мы? А мы! В их возрасте – читали,
И Гекльберри Финн был парень в доску свой…

Тимур Шаов. Песня «Отцы и дети»


Ковчег профессора Чудаковой

Какие книги читают подростки – наши дети, внуки, ученики? Так и слышу гул встревоженных голосов: да ничего они не читают! У них перед глазами вечно какой-нибудь экран – телевизор или монитор компьютера, маленький экранчик дьявольской игрушки «Nintendo DS», мобильного телефона или айпода…

Мало того, что их не заставишь читать классику, так даже те книги, которые не входят в школьную программу и которыми мы зачитывались, позабыв об уроках и прогулках, о еде и сне, они тоже не читают! Золотой фонд приключенческой литературы – романы Александра Дюма, Жюля Верна, Даниэля Дефо и так далее – явно потерял свой блеск в глазах нынешних подростков. Надо вернуть детям интерес к чтению!

Именно это благородное желание срочно исправить ситуацию подвигло профессора Мариэтту Омаровну Чудакову - видного российского литературоведа, крупнейшего специалиста по творчеству М. Булгакова - на поистине донкихотский подвиг: она начала писать серию книг для подростков под интригующим названием «Не для взрослых. Время читать!» В 2009 г. вышла первая книга или «полка первая», вслед за ней появилась «полка вторая», в перспективе – «полка третья».

Обложка книги М. Чудаковой «Не для взрослых. Время читать!».  Полка первая, 2009 г.
Обложка книги М. Чудаковой «Не для взрослых. Время читать!». Полка первая, 2009 г.
На какие только ухищрения не пускается автор, чтобы заинтересовать чтением наших оболтусов, которых по-старинному величает отроками!

Чудакова акцентирует острые моменты писательских биографий (представьте себе, О. Генри начал писать рассказы в тюрьме, где три года сидел за растрату!), «вкусно» пересказывает самые увлекательные сюжетные повороты, сыплет интригующими цитатами, доверительно делится собственными отроческими воспоминаниями и неустанно призывает: «Скорее найдите эту книжку и принимайтесь читать! Ручаюсь, вы от нее не оторветесь! Это ужасно интересно!»

Две первые «полки» вызвали очень разноречивые отклики – от восторженных (великолепно, спасибо, наконец-то!) до совершенно уничижительных (неряшливый текст, фамильярный тон, навязчивая назидательность). Познакомимся с томами, которые уже стоят на двух заполненных «полках».
Строгий педагог, привыкший к «пособиям по внеклассному чтению», составленным по традиционной методике (с учетом хронологических и географических параметров произведения, а также возраста юного читателя) придет в ужас от этой мешанины!

«Детство» Л. Толстого и «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте и «Три толстяка» Ю. Олеши, «Старик Хоттабыч» Л. Лагина и «Записки о Шерлоке Холмсе» Артура Конан Дойля, рассказы М. Пришвина о животных и «Маттео Фальконе» Проспера Мериме… Чисто детская литература - рассказы В. Осеевой, Б. Житкова - и роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита», который не всякому взрослому по плечу (Чудакова считает, что нет книг, которые читать рано, но есть книги, которые читать поздно, поэтому смело предлагает подросткам «взрослую» литературу).

А может, так и должно быть? Вспомним, как мы сами в 13-14 лет перебирали книги на полках домашней библиотеки: что-то сразу откладывали в сторону, что-то начинали читать и вскоре бросали, пока, наконец, не находили ТУ САМУЮ книгу, в которую, иногда тайно от родителей (тебе это еще рано!), уходили с головой.

Обложка книги А. Конан Дойля «Записки о Шерлоке Холмсе» из серии «Библиотека приключений», 1956 г., оформление серии С. Пожарского.
Обложка книги А. Конан Дойля «Записки о Шерлоке Холмсе» из серии «Библиотека приключений», 1956 г., оформление серии
С. Пожарского.
И все же, какими принципами отбора книг руководствовалась автор, заполняя свои «полки»? Ответ очевиден – на них попали те книги, которые читала и любила в детстве сама Мариэтта Омаровна.

Ей пришлось куда тяжелее, чем библейскому Ною: спасая животных от Всемирного потопа, он, не мудрствуя, помещал в свой ковчег «каждой твари по паре».

А профессор Чудакова из сотен достойных книг должна была выбрать всего лишь несколько десятков томов, чтобы поставить их на свои воображаемые полки и тем самым спасти от всемирного потопа невежества.

Конечно же, она выбрала любимые книги своего отрочества (все они написаны до середины 20 в.), но вряд ли найдется среди взрослых читателей ее сочинения «не для взрослых» хоть один, которого этот выбор полностью удовлетворит.

Каждый из нас начнет перекладывать книги на свой вкус: почему ранние рассказы Осеевой, а не ее же великолепная повесть «Динка»? Зачем Брет Гарт?
Не такой уж классный писатель… А где Джек Лондон? Критерий у нас, однако, будет тот же, что у автора: предложить ленивым отрокам книги, которые мы любили в детстве. Нам нравилось, значит и им понравится!

Иллюстрация М. Лелуара к роману А. Дюма «Три мушкетера», 1894 г.
Иллюстрация М. Лелуара к роману А. Дюма «Три мушкетера», 1894 г.
К сожалению, это далеко не так! Мать в 14 лет плакала над «Собором парижской Богоматери» Виктора Гюго, а дочь возвращает ей книгу со словами «Не могу это читать!

Герои так неестественно говорят и ведут себя, как сумасшедшие!» Отец в свое время дочитывал роман В. Каверина «Два капитана» ночью, включив фонарик и накрывшись с головой одеялом, а сын так и не осилил книжку до конца, потому что «в ней нет драйва».

Это в «Двух капитанах», где и тайна, и приключения, и морская романтика, и любовь, нет драйва?! Думается, серия книг М. Чудаковой вряд ли достигнет поставленной автором цели.
И не потому, что тома на «полках» стоят в беспорядке, некоторые из них лишние, а каких-то недостает, а потому, что принцип «нам нравилось, значит и им понравится» для нынешнего поколения подростков явно не работает. Литературу они воспринимают радикально по-иному, чем их родители, не говоря уж о дедушках-бабушках.

«Поколение сети»

Извечная проблема «отцов и детей» приобрела в наши дни невиданную прежде остроту: из-за постоянно ускоряющегося развития высоких технологий в целом и, прежде всего, электронных средств общения смена поколений происходит все быстрее и быстрее.

Постер к кинофильму «Гарри Поттер и принц-полукровка» по роману Д. Роулинг.
Постер к кинофильму «Гарри Поттер и принц-полукровка» по роману Д. Роулинг.
Так самые молодые родители нынешних тинэйджеров, рожденные в середине 1970-х гг., привыкли общаться по телефону, охотно смотрят телевизор, пользуются электронной почтой.

А их дети-подростки, родившиеся в середине 1990-х, т.е. уже в эпоху интернета, относятся к совершенно иной генерации - так называемому «поколению сети» (Net Generation или I Generation).

Они живут в режиме «онлайн»: обмениваются мгновенными текстовыми сообщениями на экране компьютера или мобильного телефона, интенсивно общаются со сверстниками в социальных сетях, а телевидение им заменяет YouTube.

Отличия между «отцами» и «детьми» настолько значительны, что, вероятно, затрагивают даже физиологию.
Отличия между "отцами" и "детьми" настолько значительны, что, вероятно, затрагивают даже физиологию. "Изучение снимков, полученных при помощи послойного рентгена, подсказывает вероятность того, что развитие головного мозга детей и подростков сегодня отличается от развития мозга их родителей и бабушек с дедушками. Подтверждение этого требует более глубоких исследований, которые сейчас ведутся", - сказал в интервью радио "Свобода" руководитель проекта "Интернет и американская жизнь" Ли Рейни.

«Изучение снимков, полученных при помощи послойного рентгена, подсказывает вероятность того, что развитие головного мозга детей и подростков сегодня отличается от развития мозга их родителей и бабушек с дедушками. Подтверждение этого требует более глубоких исследований, которые сейчас ведутся», - сказал в интервью радио «Свобода» руководитель проекта "Интернет и американская жизнь" Ли Рейни.

Если вопрос об изменениях головного мозга под воздействием современных технологий остается пока открытым, то изменения сознания и, как следствие, поведения и привычек подростков очевидны для всех, кто живет с ними под одной крышей и учит их в школе. «Дети» поражают «отцов» тем, что с легкостью делают несколько дел сразу – что-то слушают, участвуют в «чате» и одновременно ищут в интернете информацию для выполнения домашних заданий.

Если им приходится, по требованию бдительных родителей, сконцентрироваться на уроках, оставив все прочие занятия, они чувствуют себя одинокими, обделенными, начинают скучать и бросают дело, не доведя его до конца. Эти дети воспринимают мощный информационный поток, который непрерывно изливается на современного человека, как нечто вполне естественное и комфортное.

Ответом массовой культуры на информационный взрыв второй половины 20-го столетия стало формирование особого типа сознания, которое называют мозаичным или клиповым – от английского clip (стрижка, нарезка). «Клиповость» характерна для периодических изданий, представляющих читателю «нарезку» из самых разных сведений, для информационных и развлекательных телепередач и, конечно же, для рекламных видеоклипов.

Динамичная, агрессивная, рассчитанная на высокую скорость поверхностного восприятия подача образов, мало или совсем не связанных между собой, – это, собственно, и есть основа продукта, рассчитанного на клиповое восприятие. Важно подчеркнуть, что клиповое сознание, которое часто оценивается как отрицательное и потенциально опасное для культуры явление, возникло именно как реакция человеческой психики на информационные перегрузки.

Постер к кинофильму «Золотой компас» по роману Ф. Пулмана.
Постер к кинофильму «Золотой компас» по роману Ф. Пулмана.
Оно предлагает способ быстрого облегченного усвоения гигантского объема информации, которую иным образом человек усвоить не в состоянии, поэтому многие исследователи считают, что клиповое сознание, при всех его минусах, необходимо для нашей ориентации в современном мире. Если сознание «отцов» формировалось в основном благодаря СМИ, то для детей «поколения сети» с ранних лет ключевую роль играет интернет, многократно увеличивший объем доступной человеку информации, вследствие чего клиповое сознание стало для нынешних подростков доминирующим.

Печальные последствия этого уже отмечают педагоги: обладатели клипового мышления не способны анализировать учебный материал, поскольку образы не задерживается в их головах надолго, школьники стремительно забывают то, чему их обучали совсем недавно, и (внимание!) с трудом осиливают литературные произведения прошлого.

Вот оно! Преподаватели свидетельствуют, что их ученики хорошо воспринимают краткие изложения классических книг или комиксы по известным сюжетам, т. е. те же клипы, но оригинальные тексты для них непреодолимо скучны. (Кстати, книга Чудаковой создана по законам клипа, и в этом смысле заслуживает особого внимания как принципиально новый тип учебного пособия).

Итак, мы поняли, почему у подростков «поколения сети» не вызывает интереса ни школьная классика, ни та хорошая, подходящая для юношества литература, которую самое время читать до 16 лет и которую с таким воодушевлением пропагандирует профессор Чудакова. Ах, как невыносимо грустно! Неужели наши дети вообще не знают, что есть на свете ни с чем не сравнимая радость погружения в книгу?

Но как же тогда объяснить недавний ежегодный ажиотаж в связи с продажей очередных книг о Гарри Поттере: вспомните чучела белых сов в витринах, продавцов в черных мантиях и островерхих шляпах, многолюдные ночные бдения у дверей книжных магазинов… Кто были эти сотни тысяч поклонников творчества Джоан Роулинг? В основном подростки. Да-да, те самые якобы «нечитающие» носители клипового сознания мерзли ночами в очередях, чтобы купить книгу в первый день продажи!

Это ли не триумф литературы, о котором мечтает каждый писатель? Возможно, «Гарри Поттер» - особый случай, и всему виной реклама, а деткам просто хотелось потусоваться. Но кто же тогда покупает и читает многочисленные новинки для юношества, постоянно пополняющие книжный рынок? Для кого трудится целая армия плодовитых и успешных авторов?

На фоне постоянного падения интереса к книге и равнодушия молодежи к чтению происходит настоящий книжный бум, пышный расцвет адресованной подросткам литературы. Как связаны эти противоречивые тенденции?

Постер к кинофильму «Спайдервик» по роману Х. Блэк.
Постер к кинофильму «Спайдервик» по роману
Х. Блэк.
О сиквелах и приквелах

«Поттериана» Джоан Роулинг и эпическая трилогия «Темные начала» Филипа Пулмана, цикл «Наследие» Кристофера Паолини и трехтомник «Чернильный мир» Корнелии Функе, антиутопия Джин Дюпро «Город Эмбер» и «Спайдервик» Холли Блэк, четырехтомная вампирская сага Стефани Майер и готическая «Черная книга секретов» Фионы Хиггинс, книжки Йона Колфера о скверном мальчике Артемисе Фауле и повести Дженни Ниммо о симпатяге Чарли Боне…

Список подростковых бестселлеров, появившихся в последние годы прошлого и в первое десятилетие нового века (т.е. когда нынешние подростки уже родились на свет), можно продолжить.

Мы намеренно ограничились сочинениями, главные персонажи которых - ровесники юных читателей. Эти и многие другие книги вполне успешно противостоят своим электронным конкурентам – телевизору и компьютеру. Они издаются огромными тиражами, переводятся на десятки языков (в том числе и на русский), экранизируются.

Чем же в наш «нечитающий» век книги завоевывают популярность у подростков? Сразу оговоримся – не всегда художественным уровнем. Хотя низкопробное и неоригинальное «чтиво» в бестселлеры не пробивается, очевидно, например, что Майер уступает по мастерству Роулинг и уж тем более – Пулману, что Паолини в чем-то вторичен.

Однако литературных достоинств этих книг мы касаться не будем: для нас важно понять, есть ли у современных подростковых бестселлеров какие-то новые, по сравнению с произведениями 19 - 20 вв., качества, которые позволяют книгам выжить в современных условиях. Первое, что бросается в глаза – мы почти не встретим среди бестселлеров единичных произведений: обычно это три, четыре, а то и все семь томов, иногда весьма объемистых, которые нанизаны на крепкую нить сквозного сюжета.

В 19 веке написание «сиквела», т.е. прямого продолжения более раннего произведения, или «приквела», повествующего о предшествующих событиях, было не столь уж частым явлением (сиквел «Трех мушкетеров» А. Дюма «Двадцать лет спустя»). В 20 столетии романов с продолжениями становится больше («Хроники Нарнии» Клайва Льюиса, романы о Земноморье Урсулы Ле Гуин и т.д.).

В наши дни создание многочастных литературных циклов очень распространено. Каждый роман такого цикла - это самостоятельное произведение с открытым финалом, что дает автору возможность, обновив конфликт, продолжить повествование о своих героях.

Цепочки сиквелов затягивают читателя, как телесериалы, привлекательность которых во многом основывается на сочетании чего-то знакомого и предсказуемого (герои, обстановка) с чем-то неизвестным и интригующим (новый поворот сюжета). А к восприятию сериалов подростков «готовят» с раннего детства, предлагая им серии мультфильмов для самых маленьких.

Постер к кинофильму «Эрагон» по роману К. Паолини.
Постер к кинофильму «Эрагон» по роману
К. Паолини.
Но, возразит читатель, чтобы произведение получило продолжение, должна завоевать популярность самая первая книжка. Как же авторы делают первый шаг к успеху, как удерживают внимание пресыщенных информацией, постоянно отвлекающихся подростков?

Раскроем любую из перечисленных нами книг. Почти все они написаны в популярном ныне жанре фэнтези, т.е. основаны на мифологических и сказочных сюжетах. Перед нами предстанет довольно сложно устроенный густонаселенный мир, который существует по своим, не сразу понятным правилам.

У него собственная география и собственная история, в нем действуют десятки героев: люди, фантастические существа, волшебные животные.
Чтобы разобраться в его законах, от читателя требуются некоторые усилия, тем более что авторы, вместо того чтобы по старинке растолковать все по порядку, с ходу погружают нас в бездну увлекательного повествования. Подростки, с их навыками быстро усваивать информацию, легко ориентируются в созданных писателями «мифологических вселенных».

При этом привычка иметь дело в Интернете с «гипертекстами», которые благодаря «линкам» позволяют легко переходить к другим текстам и произвольно менять последовательность чтения, ощутимо воздействует на сам характер восприятия книг юными читателями.

Для традиционного читателя чтение книги не по порядку или не до конца есть некий «дефект» в ее восприятии. Для подростка «поколения Сети» книга являет собой не только законченное целое, но и некий безграничный текст, который можно воспринимать фрагментарно, с любого места и в произвольной последовательности.

Так блуждающий по Сети пользователь переходит с одной интернет-страницы на другую, так телезритель с пультом в руках переключается с канала на канал. Каждый фрагмент современного подросткового бестселлера - это, по сути дела, маленький текстовый клип с яркими запоминающимися деталями и динамичным действием. Если бы подростков удерживала лишь напряженная сюжетная линия произведения, им было бы куда как непросто осилить все эти трилогии и семитомники по 500 - 800 страниц в каждой книге.

Нынешняя литература завоевывает читателей не только своей увлекательностью, но и тем, что тексты легко можно разъять на мини-части и воспринимать дискретно: даже если ты вовсе не знаешь или уже забыл, в чем суть дела, все равно интересно!

Обложка романа  Дженни Ниммо из серии «Чарли Бон».
Обложка романа Дженни Ниммо из серии «Чарли Бон».
Немаловажно и то, что эти книги написаны в расчете на сознание, сформированное визуальной культурой: повествование очень «зримо», объемно, с обилием конкретных описаний, тексты прямо-таки просятся на экран.

«Я словно все это вижу!» - такой отзыв о любимой книге часто встречается в читательских отзывах и комментариях. Современные авторы - изрядные мастера «крутой» интриги.

Однако при невероятном разнообразии и богатстве фантазии, в их книгах четко прослеживаются вечные сюжеты мировой литературы: герой (подросток) противостоит силам зла и что-то (кого-то) спасает - Вселенную, Землю, человечество, своего друга или отца, свою любовь…
При этом почти у всех юных героев неладно с родителями: оба или один из них умерли, они находятся в опасности, тяжело больны, таинственно исчезли, враждуют друг с другом и (или) с ребенком, разошлись.

В основе действия, таким образом, лежат определенные «беспроигрышные» схемы: например, «поиски и спасение пропавшего родителя» («Чарли Бон»), «приключения и подвиги ребенка-сироты» («Гарри Поттер», «Город Эмбер», «Наследие»). Построение сюжета вокруг самостоятельного и наделенного незаурядными достоинствами ровесника, с которым можно себя отождествлять, как с киногероем или с персонажем компьютерной игры, разумеется, импонирует юному читателю.

В «рецепт» создания современного бестселлера для подростков входят и другие составляющие; некоторые «ингредиенты» этого «рецепта успеха» не новы и встречаются в произведениях писателей 19-20 веков. Несомненно, тема требует более глубокой разработки, однако сказанного выше, думается, достаточно для того, чтобы сделать предварительный вывод: эра высоких технологий рождает новый тип книги, близкий новому поколению читателей. Сказанное не означает, однако, что нынешние писатели превзошли мастерством Стивенсона и Дюма – это просто иная литература.

 Постер к кинофильму «Сумерки» по роману С. Майер.
Постер к кинофильму «Сумерки» по роману С. Майер.
О фанах и фанфиках

Едва ли не самое важное, что заставляет подростков предпочитать новинки литературе прошлого, – мощная поддержка киноиндустрии и Интернета.

Ежегодные кинопремьеры по книгам Роулинг, грандиозная экранизация «Спайдервика», фильмы по романам «Золотой компас» Пулмана, «Город Эмбер» Дюпро, «Чернильное сердце» Функе, «Эрагон» Паолини, «Сумерки», «Новолуние» и «Затмение» Майер – вся эта более или менее удачная кинопродукция рекламируется в журналах для тинэйджеров, по телевидению и в интернете, побуждая подростков не только спешить в кинотеатр, но и почитать книгу-первоисточник.

Ранее мы уже отмечали, что подростки «поколения Сети» постоянно обмениваются со сверстниками новостями и впечатлениями в режиме «чата».
Это «роевое» мировосприятие распространяется у них и на литературу. Читать, по совету родителей, книгу, о которой никто из приятелей не слышал и которую невозможно обсудить с ними в Сети, - неинтересно, а поделиться «онлайн» мнением о том, похож ли киноактер из фильма «Сумерки» на красавца-вампира Эдварда из одноименной книги Майер – «прикольно».

Интернет заметно расширил возможности поклонников (фанов) популярных книг, которые встречаются и общаются на сайтах, посвященных любимым произведениям. Книги начинают вести в Сети причудливую самостоятельную жизнь. Посетите, к примеру, стильный сайт, который создали «Сумеречные» - фаны вампирских романов Майер, или портал «Хогвартс Сириуса», на котором собираются «хогвартсчане» - фаны творчества Роулинг.

Среди активных посетителей «фанских» сайтов всегда много подростков. Дел у них - хоть отбавляй! Можно обсуждать связанные с книгой новости в форумах и «чатах»; можно составлять словари и путеводители по «миру» книги; можно писать «фанфики» - истории в стиле и по сюжетам любимой книги; можно сочинять песни или стихи, вдохновленные образами книги; можно делать рисунки, постеры, фотоколлажи на тему книги (фан-арт); можно придумать себе имя, биографию, внешность и пополнить число виртуальных персонажей, можно участвовать в ролевых онлайн-играх по мотивам культового произведения.

Произведение фанарта: портрет Сириуса Блэка, героя романов о Гарри Поттере.
Произведение фанарта: портрет Сириуса Блэка, героя романов о Гарри Поттере.
«Ты уже три часа сидишь в интернете! Возьми, наконец, в руки книгу и почитай!» - призываем мы сына или дочь. Но кто знает, может быть, подросток как раз читает, однако не то, что взрослые считают для него «подходящим», а какой-нибудь диковатый вампирский «фанфик».

Знаменательно, что многие подростки без всякого принуждения со стороны взрослых занимаются в интернете именно тем, чему их стремятся научить в школе: они высказываются и дискутируют о прочитанной книге, пробуют силы в творчестве.

Педагогам и родителям, конечно, хотелось бы взять эти полезные занятия под свой контроль, да только не получится: в «фанские» сообщества чужих не допускают. Что ж нам остается делать?
Для начала – пополнить ряды читателей современной литературы для подростков, тем более что она зачастую рассчитана не только на юную аудиторию. Авторы успешных книг, люди в большинстве своем хорошо образованные и очень начитанные, отлично владеют искусством создавать произведения для многоуровневого восприятия.

Произведение фанарта: иллюстрация к роману о «Гарри Поттер и узник Азкабана».
Произведение фанарта: иллюстрация к роману «Гарри Поттер и узник Азкабана».
Так, например, можно читать «Темные начала» Пулмана просто как увлекательную книжку в жанре фэнтези, а можно увидеть и другие слои произведения – серьезную антиклерикальную направленность книги, которая вызвала недовольство католической церкви, литературные параллели с библейскими образами и с поэмой Джона Мильтона «Потерянный рай» (1667).

«Время читать!» - так называется обращенная к подросткам книга М. Чудаковой, с которой мы начали этот разговор. «Время читать то, что интересно подросткам!» - с таким призывом впору обратиться к неравнодушным родителям и педагогам. Причем читать непредвзято и доброжелательно.

Если мы хотим вызвать у подростков интерес к литературному наследию, право же, стоит начать с себя и проявить внимание к новинкам, которые читают и ценят они. Только зная, какая литература соперничает сегодня с дорогими сердцу книгами нашего отрочества, мы сможем найти для этих книг место в жизни юного читателя.
Котенок по имени Оливер

Когда Гарри Поттер вознесся на своей волшебной метле к вершинам читательских рейтингов, в прессе писали: «Родители и педагоги благодарны миссис Роулинг за то, что дети снова взяли в руки книги!» С тех пор прошло больше 10 лет, Гарри повзрослел, окончил школу волшебников, и вместе ним повзрослели его юные поклонники, не имеющее понятия о произведениях, еще недавно известных всем и каждому.

Подросток, который может перечислить всех преподавателей Хогвартса, но не знает, кто такой Дон Кихот, - отнюдь не редкость. Целый пласт литературы оказался у нового поколения читателей за бортом, и в общественных дебатах на эту тему уже звучат панические нотки. Историки и культурологи успокаивают нас, утверждая, что происходящее вполне объяснимо, закономерно, отнюдь не ново и не катастрофично.

С тех пор как существует культура, «отцы» абсолютизируют свой культурный опыт как единственно возможный и пытаются навязать «детям» его повторение, в то время как у «детей» их благие порывы вызывают активное отторжение. Это драматическое противостояние поколений обеспечивает как преемственность, так и обновление в развитии культуры.

Итак, «навязывать» или, выразимся мягче, предлагать «детям» свои культурные ценности, не впадая при этом ни во гнев, ни в отчаяние, - наша извечная роль как «отцов». Поэтому от обсуждения шокирующих фактов (если эти невежды считают, что Чацкий – герой комедии Гоголя «Ревизор», а Пушкина убил на дуэли Ленский, то что уж тут говорить о внешкольном чтении) пора переходить к предложениям. Можем ли мы осовременить литературу прошлого, сделать ее более привлекательной для молодежи?

«Чтобы что-то сегодня прочитать, нам надо это переписать», - остроумно заметил писатель Дмитрий Быков в одной из дискуссий о трудностях восприятия классики. Слово «адаптация» произносится все чаще, однако мысль о том, чтобы, угождая юному читателю, сократить или еще как-либо видоизменить известные тексты, кажется поначалу кощунственной.

А ведь по сути дела интенсивная адаптация знаменитых книг - явление очень распространенное. У малыша едва зубки прорезались, а ему уже дарят красочные книжки «из классики». Это может быть «Маугли», «Алиса в стране чудес» или «Гулливер». На множество ярких иллюстраций - несколько строчек текста, например, такого: «Мальчика Маугли воспитали волки. Он жил в лесу со своими друзьями медведем и пантерой. Однажды Маугли украли обезьяны, но верные друзья спасли его. Все они очень радовались».

Классика для малышей: первая книжка - «Алиса в стране чудес».
Классика для малышей: первая книжка - «Алиса в стране чудес».
Подчеркнем, речь идет не об авторской интерпретации книги, неизбежной, если она экранизируется или по ее мотивам ставится спектакль.

Мы говорим о заведомом упрощении текста, когда произведения, изначально написанные для взрослых или подростков, превращаются в «первые книжки» и мультфильмы для самых маленьких.

Хорошо еще, если адаптированное для малышей произведение дает относительно адекватное представление о подлиннике.
А ведь может случиться и так: мать советует 13-летней дочери прочитать «Оливера Твиста» Диккенса. И слышит в ответ: «Да знаю я про Оливера! Это котенок. Он подружился с бездомными собаками, которые воровали. “Оливер и компания“ – классный мультик…»

Да, был такой мультфильм, - в растерянности вспоминает мать и с еще большим жаром рекомендует прочитать книгу Диккенса, а то ведь так и останется девочка в убеждении, что Оливер Твист был котенком! Идея адаптации произведений мировой литературы для юношества тоже не нова: возможно, родственники нынешних подростков помнят облегченное издание романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» Франсуа Рабле, из которого были старательно удалены скабрезные сцены и «раблезианские» шуточки.

«Продвинутую» молодежь 21 века вряд ли смутят неприличности Рабле, но, думается, что бережная и тактичная адаптация литературных текстов для подростков «поколения сети» - более сложная и многоплановая задача, чем немудреное сокращение текста.

Постер к мультфильму «Оливер и компания».
Постер к мультфильму «Оливер и компания».
Представим себе, например, что нам надо адаптировать одну из лучших приключенческих книг - «Дети капитана Гранта» Жюля Верна. По заказу издателей, она была написана в 1868 г. как познавательный роман для подростков.

Автор то и дело прерывает повествование, предоставляя слово своему герою, невероятно эрудированному ученому Паганелю, который пространно излагает сведения об истории, географии, флоре и фауне тех стран, в которые попадают путешественники.

Эта особенность книги снижает динамичность действия и может отпугнуть современного подростка (опять чему-то учат!). А что если перевести книгу в электронный формат, изъять лекции Паганеля из основного текста и сделать к ним линки, а лекции, в свою очередь, также снабдить линками.
Таким образом мы создадим гипертекст, дающий читателю возможность выбора: следовать, не отвлекаясь, за сюжетом или, по желанию, уходить от него в поисках интересной информации. Возможно, подобное решение сделает книгу более привычной для «компьютеризированного» подростка и более востребованной.

Мэри и Роберт на борту «Дункана». Иллюстрация П. Луганского к роману Ж. Верна «Дети капитана Гранта», 1956 г.
Мэри и Роберт на борту «Дункана». Иллюстрация
П. Луганского к роману
Ж. Верна «Дети капитана Гранта», 1956 г.
Без сокращения текстов, однако, тоже не обойтись. В том же романе «Дети капитана Гранта» есть сцена охоты на австралийских кенгуру, которая воспринимается современным человеком с его развитым экологическим сознанием уже не как приключение, а как жестокая забава.

Эпизод не имеет прямого отношения к сюжету, так не лучше ли вовсе убрать его из книги? Очевидно, что без помощи самих юных читателей сложно ответить на этот и многие другие вопросы.

Предложить группам подростков в порядке экспертизы познакомиться с теми или иными книгами, а затем совместно с взрослыми продумать варианты их адаптации – гораздо более продуктивное занятие, чем ворчать и расстраиваться из-за невежества «нынешней молодежи».
Формула Иосифа Бродского

По каким же критериям следует отбирать книги, которые мы в первую очередь попытаемся предложить юным читателям? Родителям и другим членам семьи подростка ближе всего личный критерий. Интеллигентный и начитанный взрослый человек предлагает ребенку книги на свой вкус, основываясь на воспоминаниях и впечатлениях собственного детства.

Конечно, нам несказанно приятно, когда дети читают наши любимые книжки, но такой выбор в определенной степени случаен и субъективен. Кроме того, личный критерий полностью соответствует стремлению «отцов» передать дальше свой жизненный опыт без учета различий между поколениями, поэтому неудач и разочарований здесь не избежать.

Более объективен критерий качества: мы отберем для наших детей только лучшие книги! Так, например, в список обязательно войдут великолепные Роберт Льюис Стивенсон и Марк Твен, а «средненькому» Майну Риду в нем места не найдется. Такой рекомендательный список, составленный специалистами, будет, безусловно, кстати, но этот критерий страдает тем же недостатком, что и первый – он исходит единственно из представлений «отцов» о том, «что такое хорошо и что такое плохо» в литературе. (В книге М. Чудаковой «Не для взрослых. Время читать!» используются оба названных критерия.)

Любимое чтение подростков прошлого века: в серии «Библиотека приключений» собрана классика приключенческой литературы.
Любимое чтение подростков прошлого века: в серии «Библиотека приключений» собрана классика приключенческой литературы.
Противоположен двум первым критерий подобия – отбираются произведения, которые, по тем или иным параметрам, ближе всего к литературе, популярной сегодня у юношества.

Так мы уже отмечали, что герой современных бестселлеров - чаще всего одинокий (лишившийся родителей) подросток, который совершает мужественные поступки и подвиги.

Исходя из критерия подобия, какой же из романов Жюля Верна мы предложим для чтения: «Дети капитана Гранта», «Пятнадцатилетний капитан» или «Таинственный остров»?

Во всех трех романах есть герой-подросток, но больше шансов на успех имеет «Пятнадцатилетний капитан». Отважный герой этого романа гораздо самостоятельнее, чем его ровесники из двух других книг, преодолевающие трудности в сопровождении и под руководством взрослых.
Критерию подобия соответствуют многие прекрасные книги – например, «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла: девочка переживает удивительные приключения в волшебном мире – ну чем не фэнтези? Критерий подобия полностью ориентирован на литературные предпочтения юного поколения, поэтому, руководствуясь только им, мы можем надеяться на относительный успех наших рекомендаций.

Однако, потакая стереотипам, укоренившимся в сознании подростков, мы исключаем из поля зрения другую литературу, не похожую на ту, к которой они привыкли. Возможно, стоит выбрать принципиально иной путь и руководствоваться критерием дополнения? В конце концов, приключенческий жанр, при всех различиях, в главном сходен со столь любимым подростками жанром фэнтези.

И в том и в другом случае это литература захватывающего сюжета, разве что действие приключенческих романов разворачивается в экзотических уголках Земли и на морских просторах, а герои фэнтези существуют в параллельных мирах и в фантастических вселенных. Конечно, именно такая литература – динамичная, романтическая, и такие герои - благородные, бесстрашные, активные – более всего созвучны юности.

Но не слишком ли много захватывающих приключений? Не лучше ли сосредоточить усилия на том, чтобы познакомить подростков с литературой совсем иного типа, где в центре внимания автора – не удивительные приключения, а удивительные человеческие характеры и сплетения судеб. Таковы произведения Чарльза Диккенса.

Обложка книги Ч. Диккенса «Приключения Оливера Твиста»
Обложка книги Ч. Диккенса «Приключения Оливера Твиста»
Учитывая все наши критерии, и, возможно, добавив к ним еще какие-то, мы составим, наконец, приемлемый список книг для внешкольного чтения, а затем сможем подумать о том, как пробудить интерес подростков к выбранным нами произведениям.

Согласитесь - отбор книг, и, в еще большей степени, их «осовременивание» требуют значительных усилий. Невольно закрадывается сомнение: а стоит ли вообще заниматься всем этим?

Может быть лучше оставить детей в покое - пусть себе читают «Гарри Поттера» и прочее в том же роде… Это сомнение разрешают слова Иосифа Бродского. В своей нобелевской речи (1987) поэт сказал: «Я полагаю, что для человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего».
Эта простая и удивительно действенная формула заменяет сотни скучных слов о гуманистической направленности литературы и ее воспитательном значении. Вместо имени «Диккенс» можно подставлять имена других писателей, проверяя глубину их облагораживающего воздействия на души.

Среди книг, которые выдержат проверку по «формуле Бродского», будут произведения разных эпох и разных жанров. Например, «Марсианские хроники» Рэя Бредбери – книга о том, как понять непохожих на тебя; великая эпопея основателя жанра фэнтези Джона Толкиена «Властелин колец» - книга о том, как в смертельном противостоянии со злом не изменить добру; совсем не детская сказка Антуана Сент-Экзюпери «Маленький принц» - книга о преданности, ответственности, любви; «Алые паруса» Александра Грина – книга о вере в мечту… Множество прекрасных книг, которыми зачитывались в свое время мы, и которые, может быть, еще полюбят такие не похожие на нас подростки 21-го века.

Марина Аграновская
Источник: www.maranat.de

Опубликовано в журнале "Партнер" (Дортмунд), №№ 6,7,8/2010

Использование материалов данного сайта разрешается только с установкой прямой ссылки на www.maranat.de.

Оглавление    Библейские сюжеты    Печать


© 2007-13 Maranat. All rights reserved. Создание сайта w1d.de
Online проект "Маранат" :: Марина Аграновская :: Анатолий Сирота
Кто такая Марина Аграновская? Еврейская культура. Пасхальный седер. Мертвый языкРусский плюс немецкий : двуязычный ребенок. Домашняя школа. Мелкая моторика.
Библия : библейские сюжеты : Отделение света от тьмы : первородный грех